КНИГА РАЗМЫШЛЕНИЙ. Али Апшерони. - Страница 2 - Форум

[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Энергия » Жизнь за гранью » КНИГА РАЗМЫШЛЕНИЙ. Али Апшерони. (Мудрецы измеряют свое бытие по событиям внутренней жизни.)
КНИГА РАЗМЫШЛЕНИЙ. Али Апшерони.
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:26 | Сообщение # 11 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
О браке и семье

Брак — это непрестанное усилие, чем-то напоминающее сцену, когда муж с женой
заслоняют своими ладонями от сквозняка трепетный огонек семейного благополучия.
Если кто-то из них отведет свою руку, он вскоре погаснет.

Между супругами случается немало такого, на что не стоит обращать внимания, за
исключением того, что может погубить любовь и уважение друг к другу.

Если в семье все озабочены благополучием друг друга, усилия каждого многократно
вознаграждаются благодарным отношением других.

Предназначение брака заключается в организации размеренно-благотекущей жизни в
соответствии с нашей природой.

Устойчивая неприязнь между супругами указывает лишь на то, что ни один из них не
обладает степенью ума, терпения и воли, достаточной для приведения к гармонии
отношений между ними.

В семейных перепалках правых не бывает.

Многие соискатели, ради престижа добивавшиеся «царских дочерей», близоруко
прошли мимо суженых и прострадали всю жизнь, променяв свое счастье на глупый
каприз, бесполезные хлопоты или семейную видимость.

Быть мужчиной не значит быть сильным и грубым, а значит быть сильным и вежливым.

Компромисс — лучший способ решения внутрисемейных проблем.

Для сплоченной семьи нет каких-либо неодолимых проблем.

Не бывает мужского и женского счастья одного без другого.

В брачный контракт любовь, как правило, не входит.

Дни зарплат — отголоски медового месяца.

Многие женщины вмиг перестанут чувствовать себя хозяйками, если не станут
приносить домой сумки с продуктами из магазина.

Счастливый брак — это когда после тридцати лет супружества муж с женой не имеют
глубоких обид и серьезных претензий друг к другу.

Это вам только кажется, будто повсюду был патриархат. На самом деле, в каждой из
семей этот вопрос решался по договоренности.

Идеальных семей не бывает. Есть только любящие и благоразумные супруги.

Дом живет, когда в нем есть хозяйка, которая любит уют, а без этого даже роскошный
коттедж — просто стены и крыша.

На всякого юношу, решившего жениться, найдется девушка, желающая выйти замуж.

Трудно найти разумное обоснование обетам, сама возможность соблюдения которых
обусловлена несоблюдением последних.

Даже когда между супругами царит любовь, каждый из них уверен, что другой не до
конца осознает, каким сокровищем обладает.

Многие из мужчин, втайне досадующих на невзрачность своих жен, скоро невзвидели
бы света, будь они такими, каковыми их желает видеть страстное воображение
супругов.

Если немолодой мужчина молча терпит бесконечное ворчание жены, это не означает,
будто у него нет возражений на ее упреки. Это свидетельствует, что последний принял
непростое, но благоразумное решение не разводиться, а претерпеть это мучение до
конца.

Заботиться о тех, кто тебе дорог — это радость, кто безразличен — это просто бремя,
ну, а о тех, кого совсем не любишь — наказание.

В каждой матери столько сил, сколько в ней материнской любви.

Многие юноши и девушки прекрасно видят недостатки своих возлюбленных, но, тем не
менее, вступают с ними в брак, в тщетной надежде, что со временем сумеют их
исправить силой своей любви или какими-то иными средствами. Только реальность, к
сожалению, такова, что выбирать себе супругов нужно из людей, не обладающих
серьезными пороками и с пониманием того, что, сколь бы их избранники ни были
хороши сегодня, они со временем станут гораздо хуже.

Всякий мужчина должен быть строг к самому себе именно как к мужчине, всякая
женщина — строга к себе по-женски.

Многие принцы и принцессы отказались от традиционных королевских предрассудков, а
зачастую — даже от самих корон, ради простого человеческого счастья. Это люди,
которые сделали правильный выбор.

Брак — это не гарантия супружеского счастья, а надежда на него, каковая, обычно,
сбывается, но лишь при постоянном приложении к этому усилий.

Девушки! Выходите замуж по любви за тех, кто, в принципе, устраивает вас
материально.

Женщинам, убежденным в том, что путь к сердцам мужчин, как правило, лежит через
желудок, не помешало бы получше знать их настоящее меню.

Есть много жен, наивно полагающих, будто тайком обнюхивая мужа, возвратившегося
вечером с работы, они способны компенсировать то, что им следовало бы уметь как
женщинам.

Поднимающий руку на женщин, не может считаться мужчиной.



О здоровье

Всякий больной должен стремиться стать здоровым, ибо на свете есть лекарства от
любой болезни.

Лучшее из лекарств — умеренность. Следуя ей, мы как бы выполняем предписания,
что установлены для поддержания нашего здоровья добрым доктором Природой.

Лучший день для начала заботы о нашем здоровье — сегодняшний.

У некурящего всегда одной проблемой меньше, а у непьющего их меньше на порядок.

Улыбнись своему организму хотя бы единожды в день.

Вкус воды напрямую зависит от степени жажды.

Утомление лечится отдыхом, малоподвижность — трудом.

Нервы способны выдержать даже богатую на треволнения жизнь, если не подставлять
их под ненужные удары.

В жаркое время все замысловатые напитки только распаляют жажду.

И застарелые болезни можно вылечить, если восстать против всего того, что нас к ним
привело.

Все, что мы делаем, необходимо делать с пользой для здоровья.

Темпы развития медицины явно отстают от индустрии разрушения здоровья.

Смех во все времена оставался бесплатным лекарством от многих недугов.

Долголетие — это способность выбрасывать из головы все плохое, помноженное на
здоровый образ жизни.

Лучшее средство, чтобы победить недуги тела и вернуть себе здоровье, заключено в
способностях ума.

Соревнуясь за место в обжорном ряду, быть здоровым и стройным никак невозможно.

Роскошь здоровью не союзник.

Всякий напиток наиболее приятен при здоровой жажде.

Человек должен жить на земле, а не — над, и не — под.

Людям в белых халатах известно, сколь многим из них надлежит надевать спецодежду
иного покроя и цвета.

Дейл Карнеги сказал: „Отдыхайте еще до того, как возникнет чувство усталости“. Это
верный совет. И лечитесь еще до того, как постигнет недуг, поддержанием здравого
образа жизни. Ешьте вкусно, но в меру, сообразно затраченным вами усилиям.
Несмотря на обилие модных диет, самоограничение в количестве еды — самый
надежный способ избежать избыточного веса.

Природа может обойтись без человека. Он без нее — нет.

Численность мнимых докторов адекватна количеству мнимых болезней.

Чем меньше будешь нервничать, тем дольше проживешь, если, конечно, будешь
осторожен на дорогах.

Кто экономит на гигиене, тот разорится на лекарствах.

Глупо рассматривать себя как нечто, чуждое природе.

М.Зощенко прав: человек поразительно быстро сдается болезням и старости.
Углядев перст судьбы в появлении ранних недугов, и не дав себе труд разобраться в
истоках страданий, даже самые умные и одаренные люди уже через несколько лет без
особой борьбы примирялись с расстройством здоровья и тихо сходили в могилу
задолго до старости. Тот, кто болен, прежде всего, должен вылечить душу и разум, —
это ключ к исцелению наших телесных недугов. Удивляет и то, что писатель, а не
доктора, это точно подметил, осмыслил и ясно об этом поведал.

Кто позволит бессовестным людям подолгу терзать свои нервы и душу, тот еще до
обычной могилы успеет побыть и в «постельной».
(Сказано по поводу последних лет жизни поэта Генриха Гейне)

Экспериментальная медицина начинается там, где доктора расходятся во мнениях.

В СССР не только «секса не было». Там еще множество мужчин самоотверженно
трудились гинекологами и не меньшая численность женщин — урологами. Явственно
ощущалось, что при выборе профессии все эти люди были малость не в себе.

Наши болезни не бывают следствием только одной причины, ибо ко всякому
болезнетворному началу сразу же присоединяется множество разных деструктивных
сил, которые спешат на зов болезни с целью усиления последней.

Просто диву даюсь, как легко человек может стать инвалидом!




О советах

Нужно очень ценить человека, которому можно довериться.

Подсказать человеку решение сложной проблемы гораздо важнее, чем давать ему
массу абстрактных советов.

Лучше давайте честные, а не удобные советы. Это необходимо, чтобы оправдать
доверие посоветовавшихся с вами лиц, поскольку время все расставит по местам.

Моральным правом подавать советы обладает тот, кто, оказавшись в схожей ситуации,
сам поступил бы так, как он советует другому.

Если вы что-то спросите у мнимых знатоков, то не услышите в ответах ничего, кроме
загадок или эха собственных вопросов.

Давать советы нужно для просящих, а не для себя.

Отвергающий умный совет убедится на собственных ранах.

Должен ли ты давать советы о вещах, которых не изведал?

Самый лучший совет — посоветовать личным примером.

Если не знаешь, как поправить дело, спроси того, кто сталкивался с этим прежде.

Чтобы внушить кому-то что-нибудь полезное и не тратить напрасно слова, а нередко и
нервы, нужно выбрать для этого лучшее время и место. Человек же особенно
предрасположен усвоить полезное после того, как столкнется с препятствием.

Если к вам за советом пришел человек, зашедший в жизненный тупик, первым делом
спросите его, как давно он был занят тяжелым трудом. Пускай устроит в доме
генеральную уборку или вскопает огород, и тогда его ум, отдохнув от тревог, обнаружит
приемлемый выход.

Легче и правильней последовать совету мудреца, нежели повторять весь долгий и
тяжелый путь, который он прошел, прежде чем обзавелся опытом и глубиной ума, что
позволяют ему таковым считаться.

Советчику не стоит забывать о том, что он дает советы людям, а не ангелам, ибо
последние и не нуждаются в его советах.

Предпочитающие пользоваться опытом того, кто в каждом случае поможет делом или
же советом, поступают мудро.



О педагогике

Детей надо воспитывать для общества, в котором им предстоит жить, но обязательно
предоставлять возможность выбора между этими и более возвышенными
представлениями.

Педагоги не могут успешно кого-то учить, если в это же время усердно не учатся сами.

Под пресловутым «уделением внимания детям» в первую очередь необходимо
понимать именно то, что они сами таковым считают.

Бесцеремонное обращение с личностью всегда приводит к нежелательным
последствиям.

После того, как вы уже подали детям нехорошие примеры, правильных слов о
поведении можете уже не тратить.

Очень многому в жизни человек научается сам, без родителей, учителей и наставников.

Как жаль, что самым главным и необходимым молодежи знаниям — искусству жить и
правильному пониманию брака, ни в школе, ни в училище, ни в институте наших
юношей и девушек не учат. Зато их пичкают большим количеством предметов, которые
впоследствии нигде на практике не пригодятся.

Оценки, выставляемые обучаемым, в равной мере относятся и к педагогам.

Нет людей, коим вовсе не следовало бы появляться на свет, а есть родители, не
понимающие сути воспитания.

Дальновидная мать не воспитывает сына «маменькиным сыночком», ибо, в отличие от
прочих, понимает, что потом не прикроет его от беды своей юбкой.

Учите своих близких правде жизни, ибо наивным человеком помыкают все, кому не
лень.

Как растущий на дереве плод станет вкусным лишь только в конце созревания, так же
медленно зреют и после проявят себя и плоды воспитания.

Берегите детей, но не слишком тряситесь над ними. Только тот, кому разум и опыт
подскажет, как нужно вести себя в час испытаний, осилит беду.

Строгость отца по отношению к сыну, как и нежность к дочери, — ясное проявление
его отеческой любви.

Объясняя какую-то сложную и необычную вещь, лучше всего начать с общеизвестного.

Педагогам от розги не стоит слишком обольщаться своим методом, поскольку
выпоротый ими ученик чаще всего не загорается желаемым пристрастием к учебе, а
погружается в мстительные фантазии о том, как бы другие высекли за что-нибудь его
учителя.

Для молодых умов нет ничего полезнее самостоятельного размышления над жизнью,
сопровождаемого чтением афоризмов мудрецов, предупредивших человека обо всем,
что способно украсть его мир, и влечет роковые ошибки. Это поможет им употребить
остаток юности на то, чтобы верно выбрать путь, которым нужно следовать по жизни.

Глупые и назойливые няньки — первые противники ребенка.

Главное в обучении — это наличие желания учиться.

Непутевых детей не бывает, есть только жертвы непутевых воспитателей.

Большая часть детей взрослеет раньше, чем это осознается их родителями.

Для детей, хуже злобного Деда Мороза может быть только злая бабушка.

Взрослым необходимо быть достаточно разумными, чтобы управлять детьми, пока они
растут, и предоставить им свободу действий, когда те для этого созреют.

Лишь вкусив от плодов своего воспитания, мы понимаем его настоящую цену.

Потакая капризам ребенка, мы сами выводим его на дорогу страданий.

Приучайте ребенка к труду и поощряйте в нем хозяйственные добродетели, даже если
он будет богат.

Для человека важно быть воспитанным родителями, а не телевизором.

Дети воспитываются, пока не станут взрослыми, после чего им всю оставшуюся жизнь
следует заниматься самовоспитанием, при этом многому придется поучиться у своих
детей.

Самое трудное в вопросах воспитания — воспитать самого воспитателя. Самое
главное в нравоучениях — это чувство меры.

Первое, что необходимо прививать ребенку — это умение жить среди людей, день за
днем открывать на доступном ему языке свод незыблемых правил, что сами собой
вытекают из жизни.

Всякий урок несет в себе возможность для извлечения более глубокого урока.

Неподатливый нрав, утвердившись в хорошем, стоит за него до конца.

Интерес и внимание — мать и отец понимания.

Лучшее наставление — собственный пример. Лучший пример — благоразумие,
проявленное в трудных обстоятельствах.

Переварить учение легче на полупустой желудок.

Научите ребенка хорошему, а всему остальному научат без вас.

Самое ценное в учебе приобретается посредством понимания, а не зубрежки.

Человек, подающий хороший пример, стоит трех, говорящих хорошие вещи.

Наставлять молодежь можно лишь оставаясь в душе молодым, чтобы быть верно
понятым ею.

Принуждение действенно лишь в отношении самых простейших познаний.

Нужно способствовать развитию людей, но избегать распоряжаться судьбами
последних.

Благоприятное влияние, оказываемое на детей, позже сторицей возвращается к тому,
кто не ленился заниматься ими в юном возрасте.

Степень зрелости нужно оценивать зрелостью разума, а не чего-то иного, поскольку все
это вторично.

Понимание — это принятие логики и осознание сути предложенных нам объяснений,
однако, еще не гарантия от заблуждений самих объясняющих.

В жизни любого человека наступает время, когда он должен стать своим же
собственным наставником, чтобы успешно развиваться дальше.

Лучшим педагогическим подходом к обучаемому следует считать такой, каковой
вызывает в его голове шевеление мысли.

Глупо винить образование в том, что лежит на совести семьи.

Поспешное и преждевременное изучение любых предметов принесет ничтожную
практическую пользу.

Взрослые чаще удивляют детей своей неосведомленностью, нежели наоборот.

Многие люди с малолетства приучают собственных детей ко всяким пустякам с такой
настойчивостью, будто в последних заключается вся полнота земного бытия, ну а
после дивятся, что их повзрослевшие дети живут чепухой.

В большинстве случаев, наше так называемое высшее образование предполагает, что
у обладателя диплома нет ничего, кроме поверхностного представления о
перечисленных в нем предметах.

Никто не вправе замещать собою жизнь другого человека.



О достижениях

Ничто не воодушевляет человека больше, чем успех в его любимом деле.

Нет никакого тайного ключа к успеху. Все секреты успеха лежат на поверхности.

Сколь бы удачно ни сложилась жизнь, люди, как правило, хотят чего-то большего, а их
сознание всегда подчеркивает разницу между уже достигнутым и все еще желаемым.

Наши сегодняшние достижения есть результат предшествующих усилий, в то время как
успехи завтрашнего дня зависят от того, что мы будем для этого делать сегодня.

Быть пассивным легко, но бессмысленно. Если хочешь добиться чего-нибудь путного,
— действуй!

То, что нравится, делайте с радостью; то, что приходится, — без напряжения.

В любых делах главный секрет успеха заключается в разумном сочетании смелости и
осторожности.

Люди не могут ждать! Им подавай немедленный, кратчайший путь к успеху, но
торопливостью нельзя достигнуть ничего хорошего, поэтому терпение всегда было
большим достоинством.

Живи со своим веком, но смотри вперед.

Что отличает суету от всякого полезного занятия? Конечная бессмысленность усилий.

Терпение вдвойне похвальнее при том условии, что человек предпринял все
возможное, дабы исправить то, что вынужден терпеть.

Благоразумный оптимизм лучше любого вида пессимизма.

Заниматься делами потомков, забросив свои, неразумно и недальновидно. Следует
успевать и тут, и там.

Важно припоминать свой прежний опыт перед тем, как принимать серьезное решение,
поскольку это больше, чем полезно.

Успевает не тот, кто спешит, а кто делает заблаговременно.

Лучше заботиться о сохранении своего здоровья и развитии способностей, чем
расходовать это на завоевание неких позиций в сомнительном обществе.

Верный метод обычно приносит успех, сколь бы часто он ни был использован прежде.

Если необходим успех, будьте непредсказуемыми для своих противников и, в то же
время, предсказуемыми для партнеров и друзей.

Непонимание предстоящих трудностей порой и впрямь приводит к их успешному
преодолению, но зачастую гарантирует фиаско.

Плох человек, забывший помогавшего ему, после того, как он достиг желаемого
результата.

Каждому человеку его собственный успех кажется большим достижением, нежели
успехи остальных, равно как и собственная неудача представляется ему
несправедливее, чем фиаско прочих.

Наш успех — стимул к поискам новых успешных решений.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:26 | Сообщение # 12 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
ГРАНИ БЫТИЯ

О свободе и рабстве

Неисчислимые страдания людей, в разные времена познавших ужас рабства,
обязывают всякого порядочного человека, родившегося и живущего свободным,
бороться против этого позорного явления в любых его возможных проявлениях и
формах.

Рабство это позорное клеймо на теле человечества, которое оно несет уже на
протяжении тысячелетий. Люди обязаны избавиться от этого клейма и повсеместно
утвердить неотчуждаемое право человека на свободу и достоинство.

Люди, оправдывающие колониализм «вечными интересами» своей страны, просто не
понимают, что тем самым обосновывают право третьей стороны поступить точно также
с их собственной родиной для удовлетворения схожих «интересов».

У каждого народа есть своя Бастилия, и он становится по-настоящему свободным
только тогда, когда ее возьмет.

Решительное самоосуждение рабов — большая радость для рабовладельцев, ибо их
сила заключается в готовности рабов повиноваться. На планете нет более жалких
существ, нежели люди, примирившиеся с рабством. Кто решил стать свободным и
начал бороться за лучшую жизнь, тот уже перестал быть рабом, ибо не скованная
страхом мысль — чрезвычайно мощное орудие свободы.

Кто сеет угнетение, тот пожинает ненависть, в силу чего по-настоящему свободны
только те народы, которые не утверждают своего достоинства через ущемление
свободы остальных, ибо народ, порабощающий другой народ, всегда выковывает свои
собственные цепи.

Всякий из нас рождается свободным. Рабом же человек становится потом, обнаружив
себя под чугунной пятой тирании и с этим покорно смирившись. Свобода есть ни что
иное, как естественное состояние души и от свободной воли каждого зависит сделать
все возможное, чтобы вернуться к ней, отстояв свое право иметь все права.

Не существует рабства хуже добровольного.

Благо тому, кто не участвовал в порабощении людей.

Каждый из угнетателей считает налагаемое им ярмо более легким и почетным, нежели
другие, искренне возмущаясь всякими попытками «неблагодарных» угнетенных от него
избавиться.

Мало не быть рабом. Нужно бороться за свободу, чтобы жить среди свободных.

Только народ способен быть гарантом собственной свободы, ибо все прочие гарантии
последней ненадежны.

Кровопийцы всегда недовольны количеством выпитой крови и качеством тоже.

Есть поговорка: лучше быть рабом на родине, нежели князем где-то на чужбине. А еще
лучше выкорчевать рабство на родной земле, дабы любой из граждан чувствовал себя
не хуже князя.

Все, что способствует порабощению людей, бесчеловечно.

Я противник любого холопства и всякого рабства.

Лишь подлецы способны называть другого человеком "подлого происхождения".

Все, что опутывает нас цепями рабства, — это от людей, а не от Бога. Благословен
Господь, что сотворил людей свободными и да исчезнет угнетение человека человеком
навсегда!

Нет ничего позорней власти над рабами.

Лучшее средство защитить себя от притеснений, – это способствовать
восстановлению свободы.

Даже сегодня на планете есть такие люди, кто не признает за остальными право на
существование не в качестве своих рабов.

Всякий жестокий шаг отзывается столь же безжалостным действием.




О мире и войне

Мир и спокойствие — это такие ценности, что на земле не существует ничего такого,
ради чего их стоило бы нарушать.

Лучшими доказательствами мерзости завоевателей являются примеры, которые
приводят в доказательство величия последних.

Люди из века в век переживают ужасы войны лишь потому, что не желают чувствовать
чужую боль. Так, к сожалению, будет продолжаться до тех пор, пока мы не исторгнем
ненависть и алчность из своих сердец.

Много веков потребовалось людям, чтобы хотя бы на словах признать, что жизнь
других имеет ту же ценность, что их собственная жизнь. На практике же, по большому
счету, все осталось, как и было прежде: если нужно в своих интересах пожертвовать
жизнью других, они делают это легко, без зазрения совести и колебаний, однако сильно
возмущаются, когда другие запросто распоряжаются их собственными жизнями.

Одно из худших бедствий человечества заключено в войне. Стремление решать
проблемы с помощью кровопролития недостойно разумных существ, каковыми
являются люди. Мир лучше войн, какие бы мотивы не стояли за его установлением,
хотя его порой вести труднее, чем войну.

Войны, "которая положит конец всем войнам на Земле", не существует. Мир на планете
может наступить лишь в результате мудрых и взаимовыгодных договоренностей между
людьми.

С войны никто не возвращается таким, каким туда ушел, ибо она меняет человека,
делая кого-то лучше, а кого-то хуже, нежели он был.

Война обычно начинается задолго до того, как грянет первый выстрел и завершается
гораздо раньше, чем умолкнут пушки.

Войны, которые так часто вспыхивают на планете, есть порождение деспотизма и
бесчеловечности по отношению к другому человеку. На протяжении всей своей
истории, люди громко кричат о желании мира, но большинство из них при этом столь
покорны, что идут умирать на любую войну, на какую бы их не послали.

Разоружения, прежде всего, необходимо добиваться в человеческих мозгах, ибо в
людей стреляют люди, а не пушки. Эти последние всего лишь инструмент убийства.

Прежде чем передернуть затвор, хорошенько задумайся, воин! Может быть, ты тем
самым стреляешь в себя или в собственных близких? Может, тебе внушили, что: «во
имя жизни» снова нужно убивать? Помни, дорога к миру во всем мире попросту не
может пролегать через войну!

Высшее человеколюбие обычно проявляется в чистосердечном миротворчестве.

Древнее изречение «Ничто не получается из ничего», подходит ко всему, кроме людей.
Эти из ничего способны получить довольно многое, например, — умудриться устроить
большую войну и добавить к ней несколько маленьких. (По канве изречения Мелисса)

Вы поете, что: «Смелого пуля боится!» Увы, не боится. Зато сразу понятно, что сами вы
с ней не встречались, а иначе бы знали, что ей безразлично, кого и за что убивать.

Первое, что необходимо делать, оказавшись на войне, — беречь себя, потом — своих
товарищей, ну а затем нужно скорее прекратить саму войну, за исключением случаев,
когда ты должен защищать родную землю от захватчиков.

Политики и государственные деятели, своевременно не предотвратившие войну
дипломатическими и иными средствами, несут ответственность перед историей за все
последствия кровопролития, допущенного ими.

Непозволительная роскошь разрушения, из века в век сопровождающего войны, делает
человечество похожим на безумного миллионера, рвущего деньги на глазах голодных,
обездоленных людей.

Настоящие лица некоторых «борцов за мир» можно увидеть, лишь, когда они в
противогазах.

С войны порой не возвращаются и в переносном смысле. Я знаю множество таких
людей.

Ужасы мирной жизни иногда бывают пострашнее ужасов войны.

Немного радости, что дом твой уцелел, когда вокруг на километры все лежит в руинах.



О богатстве и бедности

Бедность это плохая привычка хороших людей, примирившихся с собственной
бедностью. Зачастую ее порождают лишь страх неудач и безволие. Кто желает
достатка, тот должен восстать против бедности и победить ее с помощью частного
предпринимательства.

Богатство само по себе не приносит людям счастья. Самое ценное, что предлагает
человеку жизнь, как и она сама, не продается и не покупается ни за какие деньги, а
дается даром.

Я не согласен с Ф.Бэконом по поводу того, будто бедность — судьба добродетели,
поскольку знаю множество людей ставших зажиточными и богатыми без утраты своей
добродетели, а также много бедных, не имеющих к ней отношения.

Деньги — не благо, и не зло, а лишь эквивалент энергии, что может направляться
человеком как на добрые, так и на злые цели. Хорошо, когда их направляют на благо
себе и другим. Направляющий деньги на зло не достоин владеть ими вовсе.

Ум невозможно заменить деньгами. Деньги несложно заработать с помощью ума.

Жить на свете без денег нельзя, но и жить ради них недостойно.

У человека, помыслы которого всецело заняты деньгами, в душе, как правило, зияет
пустота.

Богатство, как и бедность, сильно искажает взгляд на подлинную суть вещей.

Величие души нисколько не зависит от размеров кошелька.

Настоящая ценность богатства лежит между скупостью и расточительностью.

Кто платит, тот и экономит.

Люди должны всегда вести себя с достоинством, независимо от содержимого их
кошелька, и точно также обращаться с окружающими.

Богатый человек не знает вкуса хлеба.

Высокомерие богатых и угодничество бедных — вещи одного порядка.

Жизнь, сообразная природе человека, по карману всякому.

Жизнь смеется над скрягой и он, сэкономив на чем-то одном, много больше теряет в
другом.

Кто не имеет средств, расплачивается самолюбием.

Вместо того чтобы всю жизнь впотьмах и впроголодь искать тот пресловутый
«философский камень», который, дескать, может превращать обыкновенные металлы в
золото, лучше понять одну простую вещь: за рубль купи, за два продай, с дохода
заплати налог, а что останется — и есть желаемое золото.

В соотношении цены и качества товара большая роль отводится приветливости
продавца.

Не позволяй своей корысти или бескорыстию переступать границ благоразумия.

Человек, обративший нужду в добродетель, обрекает себя и детей на пустые
страдания. Человек, обративший в нее же богатство, — на скучное и бесполезное
существование.

Мало кто из людей может спокойно прошагать мимо упавшей в грязь банкноты в сотню
долларов.

Жажда быстрого обогащения — это серьезный диагноз.

Разница между «красной» и уплаченной ценой товара есть показатель хитрости и
алчности продавшего, а также глупости или тщеславия купившего.

Финансист — это специалист, способный дать разумное употребление даже так
называемым «шальным» и «бешеным» деньгам.

Если богач принадлежит деньгам и не интересуется ничем, кроме преумножения своего
богатства, то он впустую прожигает жизнь, соревнуясь за право стать самым богатым
на кладбище.

Люди безденежные плохо сознают, сколь мало ценного можно приобрести за деньги,
даже за большие.

Люди мельчают в меру возрастания их любви к деньгам.

Выгода — это тот язык, который понимают все.

Благополучие важней богатства.

Денег нельзя жалеть там, где жалеть нельзя.

Благополучию предшествует благоразумие.

Прочность благополучия, а не размер богатства следует считать критерием того, что
помогает человеку противостоять превратностям судьбы.

Что такое достаток? Иметь при себе все, что нужно для жизни: ни больше, ни меньше!

Еще никто на свете не построил счастья на процентах с долга.

Средства, откладываемые в зрелом возрасте на старость и хранимые в надежном
месте, нужно рассматривать как помощь самому себе, что поддержит в печальную
пору.

Богатство это не свидетельство ума, как и бедность не гарантия добродетели.

Направляющий деньги на доброе дело в убытке не будет.

Откажи тем, кто ломит высокие цены, и прибавь от себя запросившему меньше
разумной цены.

Лучше иметь недорогое, но добротное.

Меряйте изобилие потребностью в необходимом.

Лечите душу, ибо алчность невозможно вылечить деньгами.

Для убогих людей в жизни нет ничего, что бы было превыше богатства.

Для пресыщенных жизнью единственным выходом из тупика может быть созидание.

Не знающие ни нужды, ни роскоши живут в условиях, приличествующих людям.

Деньги нужны затем, чтобы о них не думать.

Роскошь не делает людей умней, скорей наоборот.

Бедные в нашем мире борются с нуждой, а обеспеченные маются от скуки. Чтобы
одолеть эти напасти надо стать богатыми духовно и в то же время обеспеченными
материально.

За пределами необходимого для обеспеченной жизни, все прочие деньги — всего лишь
абстрактные цифры с нулями.

Достаток удовлетворяет наши объективные запросы, тогда как роскошь только
умножает их без всякого разумного обоснования.

Довольствоваться тем, что ты имеешь лучше при удвоении усилий в целях получения
желаемого.

Часто нуждающиеся люди так и остаются каждый при своих мечтах, ибо по
недомыслию или из-за стремления к единоличному обогащению глупо разъединяются
между собой, вместо того, чтобы сообща бороться с бедностью и победить.

В стремлении к роскоши нет ничего хорошего, к благоустройству — ничего плохого.

Б.Франклин не прав: кому нужны «друзья», дающие взаймы своим врагам, но
обделяющие бедствующих друзей? Кроме того, дружба ли то, что можно обрести,
давая в долг врагу или же потерять путем отказа в этом другу? (По канве изречения
Бенджамина Франклина «Одолжи деньги врагу, и ты приобретешь друга; одолжи деньги другу, и ты
потеряешь его».)

Если кто-либо приобрел чрезмерное богатство, то это так же плохо, как если бы он
остался бедняком.

Лучше всю жизнь довольствоваться скромным заработком, чем домогаться мест, по
сути равнозначных должности лакея.

Отдающие все на потребу другим, ближе к старости могут остаться ни с чем.

Все, кто делает деньги на горе других, превратятся в моральных уродов, не знающих
жалости и сострадания, но, рано или поздно, плохо кончат, поскольку злом добра не
наживешь.

Что есть боязнь нужды, как не сама нужда?

Деньги, конечно, могут многое, но далеко не все. Очень многих людей, кто имел их в
избытке, они не спасли от беды.

Я видел множество людей, которые стесняются отстаивать свои законные права, но не
смущаются стоять у супермаркетов, слезно выпрашивая у прохожих подаяние и горячо
благословляя всякого, кто бросит им в коробку медный грош.

Чем больше люди насыщают свою алчность, тем ненасытнее она становится.

Очень часто спешащий урвать свой кусок пирога остается ни с чем по причине
излишней поспешности.

Тот, кто имеет все, нуждается в умении правильно этим пользоваться.

Еще никто не насладился счастьем от богатств, нажитых на чужой беде.

Озлобленная нищета бесперспективна. Нужно упорно двигаться к благополучию через
смекалку, предприимчивость и трудолюбие, сохраняя достоинство и жизнерадостность
на протяжении временной бедности.

Портят людей не деньги, а неблагоразумное отношение к деньгам.

Многоимущие тоже имеют свои трудности. Скажем, непросто убедить себя в
необходимости дальнейшего обогащения, а надо, и это ставит многих в тягостное
положение.

Ценность денег зависит не только от их номинала, но и от обстоятельств, при которых
их расходуют.

Нет нужды жить в нужде! Созидайте свое материальное благополучие!

Мир полон непомерно много вожделеющих людей, что никогда не смогут
удовлетвориться.

Торговец и торгаш — это совершенно разные понятия. Я знаю множество торговцев,
никогда не бывших торгашами и чрезвычайно много торгашей, никак не связанных с
торговлей.

Много народу повидал я на своем веку, но наибольшее недоумение вызвали жирующие
бедняки и нищенствующие миллионеры.

В жизни людей есть много денежных долгов, проистекающих из нравственного долга.

По угасании последней искры благородной страстности, души людей довольно скоро
застывают в ледяном дыхании расчета.

Скупость — это стремление к экономности, давно покинувшее все благоразумные
пределы.

Дать человеку деньги — самый быстрый и простой, но и весьма недолговечный способ
обрести его расположение.

Люди недальновидно пользуются тем, что накопили. Скажем, со стороны богатых стран
и корпораций было бы мудрым шагом планомерное вложение свободных средств в
развитие экономик бедных стран, чье население, став платежеспособным,
превратилось бы в выгодный рынок для сбыта различных товаров. Только подумайте,
— деньги на их приобретение появились бы у большей части населения Земли! Ясно,
что при таком подходе прибыль гарантируется на столетия вперед. Этим путем могут
быть решены проблемы бедности и социальной напряженности, а также обеспечен
выход мировой экономики на новый уровень.



О талантах и славе

Мудрость несовместима с жаждой славы, ибо покуда человек ее испытывает он далек
от мудрости, а, обретя последнюю, он станет равнодушен к славе, даже обладая ею.

Для того, кто кичится своими заслугами, не существует чужих.

Прежде чем встать на пьедестал, вспомни, что жить на пьедестале невозможно.

Всякое дутое величие рухнет под грузом своего ничтожества.

Всякий по-настоящему великий человек хочет быть почитаемым потомками, но не
желает, чтобы те как-либо унижались перед ним.

Правильно говорят, что, если человек талантлив, то талант у него многогранен. Однако
он должен еще суметь развить в себе все эти дарования, отшлифовать свои
способности и правильно воспользоваться ими с пользой для себя и для людей, но
удается это далеко не всем и уж во всяком случае, не сразу.

Человек не сумеет достичь ничего выдающегося, если будет считать себя тем, кем
считают его оппоненты.

Кто разовьет в себе наклонность к созиданию, тот рано или поздно явит миру нечто
выдающееся и будет славен тем, в чем превосходит остальных.

То обстоятельство, что постаменты долговечней памятников, красноречиво говорит о
бренности таких вещей, как слава, власть и мнимое величие.

Гений ломает рамки общепринятого, но воздвигает для себя невидимые остальным
преграды.

Подлинный гений в памятниках не нуждается. Он творит потому, что не может без этого
жить.

Лучше всю жизнь оставаться в безвестности, нежели быть трубачом своей собственной
славы или расплачиваться за нее какими-либо недостойными поступками.

Повседневность — могила таланта.

Похвала недалеких людей не почет, а скорее упрек.

Подлинный гений не справляет юбилеев, — ни чужих, ни собственных.

Не правы те, кто сравнивает гениальность с помешательством. Это лишь пребывание
гениев в особом состоянии сознания, из которого им тем сложней выходить, чем
дольше времени они в нем находились.

Р.Акутагава пишет, что одна из отличительных черт гения — способность устраивать
скандалы. Я не согласен с этой точкой зрения. Тот, кто ведет себя подобным образом,
тот не достоин почитаться гением, ибо это не признак высшей одаренности, а
проявление высокомерного ничтожества.

Бюрократический и малоинтересный труд — сущее наказание для творческих людей.

Все, что сияет без достаточных на это оснований, вскоре само лишит себя подобного
сияния.

Сколько издерганных тщеславием людей гонятся лишь за шумом от похвал! Крепко
подумайте, прежде чем навсегда лишить себя очарования спокойной жизни.

Гении часто устремляются к невидимому для других, удивляя тем самым обычных
людей, а потом восхищают последних своими творениями или открытиями.

Вместо того чтобы упиваться собственным величием, гению надлежит служить
примером скромности и благородства.

Жаждущие известности слетаются на огоньки масс-медиа, как мотыльки на пламя, ибо
еще не знают, что подобная известность, в конечном счете, доставляет человеку лишь
моральные страдания, с течением времени переходящие в физические.

Люди становятся по-настоящему великими, лишь прекращая думать о своем величии.

Уметь с достоинством принять заслуженный почет не менее важно, чем отвергнуть
незаслуженные почести.

По-настоящему великий человек скромен в быту и не пренебрегает вежливостью в
отношении простых людей.

Ко всем наградам, почестям и славе следует относиться так, будто они получены
авансом в поощрение к новым достижениям.

В разрушении нет никакого величия, за исключением ложного.

Многие перестали бы стремиться обрести прижизненную славу, если бы ведали, чем
жертвуют во имя этого сомнительного блага.

Только по-настоящему великий человек может понять смысл и значение всякого
послания великих.

Только великий может быть высоким без высокомерия. Только мудрец по-настоящему
сочувствует глупцам.

Ценность любой награды в равной степени зависит от заслуги награжденного и от
достоинств награждающего.

Не заносись! Высшая слава не во власти человека.

Гении по большому счету различимы способами творческого самовыражения.

Подлинным гениям не свойственно считать себя отличными от остальных людей
созданиями, хотя они как раз и составляют гордость человеческого рода.

Часто бывает так, что, став известным, человек внезапно узнает, будто является
учеником того, кого совсем не знает, или учителем того, кого в глаза не видел.

Зависть — неотлучная спутница таланта.

Держать талант под спудом, это как чахнуть над деньгами.

Для великих умов и сердец высшей целью являются разные, пусть и достаточно схожие
вещи.

Жить надо для души, а не для славы, которой тоже стоит добиваться не у всех.

Часто слава — всего лишь начало позора.

Все известные люди проигрывают при ближайшем знакомстве, особенно длительном.

Люди, которых в наши дни изображают на деньгах, при жизни бедствовали, часто не
имея ни гроша. Вряд ли они обрадовались бы, узнав, что после смерти удостоились
подобной чести, а предпочли бы, чтобы современники были внимательнее к их
материальным нуждам.

Великие писатели создают собственные миры и проводят в них большую часть своей
жизни.

Редко бывало, чтобы гении и их современники ценили друг друга как должно.

Люди не в состоянии считать великими тех, с кем случайно встретились в автобусе,
сколь бы ни велики были заслуги этих граждан перед обществом.

Чувство самоиронии предохраняет нас от веры в собственную исключительность и
побуждает делать все необходимое, чтобы не останавливаться в своем внутреннем
развитии.

Поза непонятого гения — плод слепого тщеславия. В лучшем случае это приводит к
широкой известности в узких кругах.

Лучшие люди всех времен были свободны от пренебрежения к бедам окружающих,
искренне радовались чужому счастью и не упускали случая сделать другим добро без
всякого расчета на ответный жест.

Всякий в душе надеется быть понятым людьми быстрей и глубже, нежели другие.

Подлинный гений радуется сделанному им, с благословением завещая гениям
грядущих поколений: «Если сможете, сделайте лучше!»

Если ты стал известным человеком, многие будут рады приписать тебе свои слова и
мысли, дабы сделать тебя своим единомышленником.

Многие выдающиеся люди перегрелись под лучами славы. Чтобы избежать подобной
участи, следует пользоваться зонтиком самоиронии или укрываться в прохладной тени
здравомыслия.

Гению должно быть еще и мудрым человеком.



О власти

История земли полна примеров злоупотреблений абсолютной властью,
захлебнувшихся в собственной мерзости. Все эти глупые нероны и калигулы так плохо
кончили лишь потому, что возомнили себя выше правил человеческих
взаимоотношений. Тот же самый печальный конец ожидает и тех, кто последует этим
безумным путем в настоящем и будущем.

Люди во многих уголках земли истосковались по талантливым руководителям, ибо у
власти там обманом утвердились те, кто неспособен привести свои народы к
процветанию.

Как хорошо тому, кто не участвует в борьбе за власть или за удержание последней!
Он подарил своей душе свободу и покой, и может жить в довольстве, безопасно
наслаждаясь всем, что дарит человеку радость, вдали от противостояния, ведущегося
ради мимолетного величия.

Я нахожу, что тяжесть власти над людьми столь велика, что непременно производит
изменения в умах и душах тех, кто ею обладает. В конце концов, власть либо
возвышает правящего человека, либо, напротив, сталкивает в бездну деградации,
причем последнее случается намного чаще первого.

Только порядочные люди добровольно расстаются с властью.

Власть, сколь бы она ни была сильна, вовсе не означает всемогущества, чем часто
кажется со стороны, ибо владеющие властью не всеведущи и не всесильны.

Любой правитель рано или поздно становится заложником созданной им системы
государственного управления.

Совесть правителя, сосредоточенная на действительном благополучии народа, — это
ни что иное, как высокоразвитая совесть.

Нельзя вверять бразды правления тому, кто хочет власти только ради власти,
поскольку власть сильней всего притягивает худших из людей.

Чем глупее король, — тем длиннее кортеж. Чем наивней правитель, — тем больше
охраны его окружает.

Кто знает, что такое власть, тот ведает и то, что это яд, который часто губит правящего,
и от которого есть лишь одно противоядие — мораль и внутренний самоконтроль.

Правители, чьи уши не выносят правды, пекутся только о самих себе.

Великий человек, поставивший себя превыше человеческого, много теряет в
собственном величии, тогда как тот, кто не хмелеет от сознания своего величия и не
теряет человеческого облика, со временем достигнет еще более значимого положения.

Почему многие аристократы так болезненно реагируют, если их неверно титулуют? Да
потому, что титул — самое большое жизненное достижение этих сиятельных персон.
Истинно благородна только добродетель! Аристократ заслуживает уважения только
лишь тогда, когда помимо титула он обладает множеством высоких человеческих
достоинств и умножает славу родового имени полезными для общества делами.

Воистину, авторитарные правители — несчастнейшие из людей. Вместо друзей они
имеют лишь угодливых льстецов, и свое время будут обливаться грязью нынешними
подхалимами.

Глупость правителей — чрезвычайно дорогая вещь, ведь за нее всегда приходится
втридорога платить.

Простых людей легче всего держать в повиновении обещанием светлого будущего и
восхвалением славного прошлого, — это обычно отвлекает их от дум о жалком
настоящем. Наивность, разобщенность и пассивность миллионов тружеников — верные
слуги всякого авторитарного правителя.

Утверждения вроде того, что такой-то народ не готов к демократии, чистая ложь. Не
народ, а правитель, увы, не готов уступить свою власть, потому что желает ее
сохранить до конца своих дней, а потом передать по наследству. И потому он всячески
навязывает людям эту мысль устами беспринципных идеологических холопов.

О толковом правителе можно услышать, что он хорошо, мол, кормил свой народ. Это
чушь, ибо власть никогда не кормила народ, а, напротив, народ своим тяжким трудом
содержал сам себя и своих ненасытных правителей, большинство из которых во все
времена были просто тиранами и дармоедами. Так что он, управляя страной, не
«кормил свой народ», — просто он обирал его меньше других.

Власти обычно принижаются, когда их восхваляют незаслуженно.

Благо тому народу, у которого законно избранный правитель пользуется властью
только для общественного блага, зная, что власть — это не столько право, сколько его
долг перед самим Всевышним, не отдаляется от нравственного восприятия мира, не
считает народ своей собственностью и не умаляет надменностью величие свои деяний.

Кто считает себя всемогущим, пусть взглянет на горы, в их грозном величии, и для
начала попробует выровнять горный массив.

Если ты хочешь быть главою государства, нужно понимать: власть не является
свидетельством непогрешимости в глазах народа, потому что испортила много хороших
людей до тебя и вконец погубила дурных.

Сколько на свете городов — столько и градоначальников. Они есть даже в городах без
жителей.

Мерзость людей способна заходить настолько далеко, что, дорвавшись до власти при
помощи силы, обмана, интриг, а порой и убийств, они позже сознательно лгут, а порой
даже искренне верят, что власть им ниспослана свыше.

Все, кто стремились властвовать над человечеством, ныне не в состоянии отогнать
мышей от собственных костей.

Хроники переполнены примерами того, как ссоры глупых и жадных царей обернулись
несчастьем народов. Чтобы подобного не повторялось впредь, неограниченная власть
должна исчезнуть.

Если люди жалеют о том, что всю жизнь были честными, трудолюбивыми и
справедливыми, значит, этой страной управляют глупцы или авантюристы.

В нашу эпоху правящим часто приходится оправдывать свою авторитарность
государственной необходимостью или менталитетом своего народа, ибо
действительных причин для этого не существует.

Быть царедворцем тем трудней, чем в человеке меньше лицемерия и больше разума.
Вот почему достойные, как правило, чураются таких «дворов».

Неограниченная власть всегда обманывает тех, кто ею пользуется.

Для свободных людей, «государь» — производное от «государства», для
пресмыкающихся верноподданных — наоборот. Правы тут первые, ибо на свете много
государств без государей, наоборот же, как известно, не бывает.

Из-за иерархических стереотипов нашего мышления, мы склонны видеть иерархию не
только там, где ее нет, но даже там, где ей и складываться просто не из чего.

Всякая власть, в конечном счете, временна. Мудрые люди, с их стремлением к
вечному, это прекрасно знают, отчего и не стремятся к власти.

Самых лучших людей привлекают к себе убеждением, а не приказом.

Если требовать от подчиненных лишь повиновения без понимания, то не следует
ждать, что они догадаются в сложный момент, что им следует делать.

Власть легитимна только если подавляющее большинство народа искренне желает,
чтобы государство возглавлял именно этот человек, а не другой, и сохраняет
легитимность до того момента, покуда мнение большинства на этот счет не
переменится.

Мудрый руководитель не стыдится обращаться за советами к нижестоящим.

У всякой власти, кроме власти Бога, есть свои пределы.

Всякое воскурение фимиама нужно отнести к особо злостным нарушениям правил
противопожарной безопасности.

Те, кто гордятся собственным могуществом, просто не знают, что это такое. Скажем,
по-настоящему могущественный человек может усилием воли останавливать и вновь
заставить биться свое собственное сердце, а при желании — проделать то же самое с
чужим, на любом расстоянии. А это значит, что любой тиран, при всей своей охране,
власти и богатстве, может в любой момент по их желанию умереть с диагнозом
«здоров», и никто на планете ему не поможет. Вот что такое настоящее могущество.

Как ни смешно звучит, но многие правители всерьез боятся того, что подданые могут
поумнеть.

Среди аристократии полно таких людей, которые считают собственную мерзость
блистательными прегрешениями.

Я поражаюсь многим из правителей и прочих высокопоставленных людей, словно
играющих в какую-то нелепую игру с жизнями миллионов тружеников, желающих
простого человеческого счастья и материального достатка.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:27 | Сообщение # 13 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
О политике

Самая лучшая политика — быть честным со своим народом, поскольку правда,
проступающая сквозь туман времен, в конце концов, разоблачает всех украшенных
фальшивой позолотой, сводя на нет усилия, затраченные ими на обман людей при
жизни.

Если на человека опустить какой-то многотонный груз, от него, несомненно, останется
мокрое место. Так и в политике: тот, кто пытается что-либо сделать в одиночку там, где
требуется энергичное участие множества людей, понявших важность и необходимость
этих перемен, тот вскоре будет вынужден признать свое бессилие и пережить
болезненное разочарование.

Державам, призывающим другие государства к демократии, довольно трудно убедить
народы этих стран в чистосердечии своих намерений, если они в любой момент готовы
поступиться ею, обменяв на выгоды и привилегии, или навязывают свое мнение
насильно.

Очень жаль, но в политике часто случается так, что хорошие, честные люди никак не
решаются сделать что-либо действительно необходимое, в то время как плохие
непременно пользуются этим.

Нечистыми руками чистые дела не делаются. От рук в политике зависит слишком
многое.

Политический гений не тот, кто способен свои устремления обращать в пресловутую
«волю народа», заставляя последний уверовать в то, что она такова, а только тот, кто
удовлетворяет свои властные амбиции, не предавая интересов и доверия избравшего
его народа.

Общеизвестно выражение, гласящее: «Любой народ заслуживает то правительство,
которое имеет». Оно цинично и безнравственно, ибо противоречит высшей
справедливости. Нет рассуждения, которое яснее этого показывало бы неправду тех,
которые его употребляют.

Тот, кто навязывает людям собственное понимание вещей, тот неизбежно принимает
на себя ответственность за их дальнейшую судьбу.

В демократической стране партии существуют для действительной борьбы за власть. В
авторитарной — для прикрытия бесправия народа.

Рейтинги популярности — лишь отражение конъюнктурных ожиданий тех, кто их
составил. Вот почему я никогда не доверял подобным «рейтингам».

«Идея не несет ответственности за тех, кто в нее верит», — высказался Маркис. И это
правильно, ибо ответственность лежит на том, кто первым выдвинул подобную идею, а
также тех, кто подхватил ее и ввел тем самым в заблуждение множество доверчивых
людей.

Непонимание простых людей прочнее каменной стены и потому за ним скрывают
множество крайне невыгодных для них вещей.

Я убежден, что было бы ошибкой думать, будто ООН — собрание наиболее достойных
представителей земной цивилизации. Это вполне бюрократическое учреждение,
пронизанное паутиной политических интриг и потому довольно часто поступающее по
двойным стандартам.

Важная часть искусства дипломатии заключена в умении зевать, не раскрывая рта.

Жизнеспособность всякой государственной идеологии зависит от того, насколько
принципы, лежащие в ее основе, совместимы с человеческой природой.

Порядочные люди — вечные противники политиков.

Всякая сила и могущество несут в себе зерно своего собственного краха.

Слова политиков полны пустого звона. Оттого люди более верят тому, чьи дела они
знают.

Никто не может долго противостоять реальности.

Разговоры о чьей-либо незаменимости — признак начала стагнации.

Любые попытки «сцементировать» общество иначе, как на основе общих интересов и
взаимной выгоды обречены на неудачу из-за недостаточного качества «цемента». Это
возможно лишь по доброй воле, а не по принуждению.

Низость помыслов «высшего» общества вызывает симпатию к думам простого народа.

Все, что воспитывает в людях правильное понимание свободы, — хорошо. Все, что
приводит к укреплению зависимости личности от государства, — плохо.

Что до молочных рек в кисельных берегах, то самым странным здесь мне
представляется огромное количество людей, искренне ждущих исполнения этого
посула.

Нет ничего глупей стремления безраздельно хозяйничать в мире.

Всякий прохвост в политике мнит самого себя Макиавелли, пользуясь простодушием
неискушенных в этом деле обывателей.

У бесславных начал не бывает достойных концов.

О чувстве долга больше прочих рассуждают те, кто спекулирует на этом в личных
интересах.

Чиновник-бюрократ — это никто иной, как политический хамелеон. Сначала он, ради
благополучия, быстро меняет свою внешнюю окраску, приспособляясь к цвету всякой
государственности, а в результате и она сама с течением времени становится столь же
бесцветной, каков он изнутри.

Чаще всего политики заняты раздуванием мыльных пузырей, а не какими-то полезными
делами ради благополучия своих народов.

Листокрылых чиновников можно узнать по полету бумажной фантазии.

Идейная чума ничуть не менее опасна.

Кто не знает пути, тот не выведет к цели других.

В сложное анархическое время многие проблемы могут быть разрешены только лишь с
административной точностью.

Все, что осталось от «великого и нерушимого» Советского Союза к нынешнему дню, —
это воспоминания, да еще плавленый сырок с ностальгическим названием
«Советский». От государств, которые не сделают правильных выводов из этой
поучительной истории, тоже в свой срок останется лишь что-нибудь подобное.

Выход из тупика, в котором оказалось общество, чаще всего, находится внутри
последнего.

Непристойно делить соотечественников на "опальных" и "угодных" ныне действующей
власти, ибо она есть нечто преходящее, тогда как чувство единения со всем, что
связано с родной землей, есть нечто постоянное.

Почти у всех политиков карьера начинается с бодро-оптимистического: «Я за все в
ответе!», и завершается устало-раздраженным: «А причем тут я?»

Политикан — это субъект, твердо уверенный в том, что политика это умение
безнаказанно обманывать других.

Мерой могущества нужно считать не чью-либо способность к причинению большего
вреда, а лишь способность и готовность к принесению большей, по сравнению с
другими, пользы.

Большая часть путей, преподносимых людям как дороги к будущему счастью, это пути
на историческую свалку.

Почти все демагоги считают себя вольнодумцами.

Декларативная демократия — мир полуправды и полусвободы.

Всякий политик знает, что на свете существует множество людей, на ограниченность
которых можно смело положиться и быть уверенным, что те не подведут.

Люди, уверенные в том, что без насилия не может быть порядка просто еще не
пострадали от него всерьез.

Если в урочный час, разбрасывая камни, в идейном воодушевлении сильно не
размахиваться, это позволит сэкономить ваши силы, когда наступит время собирать.

Страсть к господству обычно кончается горем.

Мир идеологов доверху полон тем, что не заслуживает имени идеи.

Памятники политических вождей — это всего лишь истуканы, вроде тех, что на острове
Пасхи. Только тем, не имеющим рук, даже в каменных шляпах до наших весьма далеко.
В СССР всюду Ленин стоял и рукою указывал путь к коммунизму, понятный ему одному,
а теперь там другие стоят и опять указуют куда-то, а народ как тогда, так и ныне не
может понять, куда надо идти, потому, что наследники этих вождей чаще всего ведут
его, куда им выгодно.

В СССР никто не ведал, что такое коммунизм. Почти три сотни миллионов человек
строили то, о чем, по сути, не имели ни малейшего понятия. Самое поразительное то,
что этого не знали даже классики марксизма-ленинизма. Все застряло на уровне
первого определения: коммунизм — это, дескать, бесклассовое общество, где от
каждого — по способностям, и каждому — по труду. И еще добавляли, что денег, мол,
при коммунизме не будет. Вышло же все наоборот: деньги по-прежнему в ходу, а
коммунизма не было и нет. В чем же причина? Если вкратце, то она проста. Маркс,
первым выдвинувший вышеупомянутое определение, развивать его глубже не стал,
посчитав, что по мере движения к цели тогдашним вождям пролетариев это будет
сподручней. Ленин мог это сделать, но больше был занят подпольем, потом
революцией, после — гражданской войной, а потом помешала Каплан. Всем же прочим
«марксистам», кто после него приходил к руководству страной, сделать эту работу
мыслителя было уже не под силу. Хотя, конечно, коллективными усилиями членов
Политбюро, ЦК КПСС и пр. можно было развить положение о коммунизме до нужных
масштабов, заодно адаптировав к жизни, однако репрессии, бюрократизм и разъевшее
все изнутри лицемерие к этому сроку уже задушили свободную мысль, отчего
«наверху» в основном собиралась унылая серость. Результат оказался вполне
предсказуемый: вместо глубокой идейно-теоретической работы были лишь «бурные
аплодисменты» на различных пленумах и съездах, вместо серьезного анализа проблем
— звуки фанфар и дутые победные реляции. Вместо провозглашенного единства,
равенства и братства — целый букет различных привилегий для партийной и советской
номенклатуры, дорогие импортные лекарства в закрытых больницах для них, и
копеечные порошки для простого советского труженика, сеть особых продуктовых
салонов со всем съедобным изобилием для первых и бесконечные очереди в
полупустых магазинах для вторых. Ну, а люди, естественно, были ни слепы, ни глухи и
ни глупы. Они все понимали, как есть, оттого-то фундамент бесклассового общества
дал глубокие трещины. В конечном счете, дело коммунизма было загублено самой же
партийной верхушкой, этими липовыми марксистами, первыми закричавшими на всю
страну, что: «Коммунизм — утопия!» Затем последовало разграбление народного
добра, что было создано усилиями честных тружеников, и в итоге все та же верхушка
неплохо устроилась в новых условиях, став богачами, а простые советские люди на
старости лет вмиг лишились своих трудовых сбережений, оставшись только при своих
болезнях, да почетных грамотах. Так что с этим как раз ничего непонятного нет.
Непонятным осталось другое: где же Маркс, при его-то неслабом уме, собирался найти
тех людей, что по собственной воле давали бы все по способностям, ну а брали бы
лишь по потребностям. И не группу подобных людей, — миллионы! Если точнее, — то
сотни миллионов человек.




О патриотизме

Патриотизм — это такое отношение к своей стране, когда ее судьба много важнее
собственной. Оно не требует произнесения высокопарных слов и принесения
нерушимых клятв, но без него все прочее — лишь разговоры о патриотизме.

Каждый должен любить свою землю, сколь бы скудной она ни была.

Чувству патриотизма позволительно не обладать всей широтою взгляда на реальность,
но уж никак не подменять собою знание о ней.

Здания покоятся на фундаментах, а государства — на порядочных, достойных и
трудолюбивых людях.

Никто не вправе почитать себя за человека, приносящего общественную пользу, если
не делает что-либо для своих сограждан бескорыстно.

Те, чья любовь к отечеству по большей части состоит из неприязни к чужеземцам, не
очень ценное приобретение для своей Родины.

Самые страстные призывы к беззаветной преданности Родине, а также клятвенные
заверения в этом, еще не гарантируют самоотверженного поведения клянущихся в
трудную для нее годину.

Ненависть к иноземцам — маска лжепатриотизма.




О межнациональной этике

Расовое и этническое многообразие человечества имеет целью изучение окружающего
мира с разных точек зрения для составления, в ходе всестороннего обмена, его
целостной картины. Кроме того, оно имеет и взаимовоспитательный характер, а
вдобавок содержит в себе еще много полезных вещей, что со временем станут понятны
всему человечеству.

Всякий межнациональный диалог возможен лишь путем развития этических начал.

Каждый народ имеет право чтить своих героев и самому решать свою судьбу, а
свободолюбивый народ, вместе с тем, признает это право за всеми другими народами.

Уважение к языку, культуре и религии других народов — наипервейшее условие
согласия в любом многонациональном обществе.

Содействовать взаимопониманию между людьми разных национальностей — долг
каждого цивилизованного человека, ведь не от нас зависит, где и кем родиться.

Всякая нация имеет данное от Бога право на свободу и сохранение своего
этнокультурного своеобразия.

Сколько на свете наций — столько и традиций. Национальные и религиозные чувства
— самые тонкие струны человеческой души и потому бренчать на них недопустимо.

То, что приличествует человеку, приличествует и нации. То, что приличествует нации,
как нельзя более приличествует человеку.

В каждом народе есть свои герои и свое отребье, и потому судить о том или ином
народе нужно по лучшим качествам его героев, а не по степени морального падения
его отребья.

До чего же смешон человек, утверждающий, будто бы все человечество произошло от
нации, к которой он принадлежит, а под историей планеты понимающий лишь описание
подвигов родного племени!

Национальная карта есть в колоде всякого политика, просто порядочные люди
пользуются ею крайне редко и лишь в законных интересах своего народа, а
непорядочные всякий раз только с нее и ходят.

Национальными можно считать те блюда, что отвечают вкусам большинства народа и
доступны любому как минимум в праздничный день.

В отношении этнокультурного многообразия мира людей я могу лишь сказать: это
прекрасно, что мы все такие разные и у каждого есть, чем гордиться!

Если в твоем присутствии кто-то в сердцах ругает собственную нацию, то соглашаться
с этим крайне некорректно.

Напрасно ждать от мира уважения к своим ценностям, в тот же час, попирая чужие.

Драки обычно начинают из-за пустяков, а уж потом под них подводят основания для
продолжительной вражды.

Если страна желает избежать великих бедствий, она должна немедля урезонить
крикунов, подстрекающих граждан к раздору.

Самовосхищение становится препятствием к дальнейшему развитию народа, когда
выходит за благоразумные границы.

Каждый народ должен найти в себе решимость отказаться от традиций и обычаев, не
позволяющих ему успешно развиваться. Именно от таких, а не от всех, конечно.

Многие люди хвалят у себя на родине именно то, что у других ругают.

Плохи дела, если предметом чьей-либо национальной гордости является только она
сама.



О воинах

Быть защитником, воином, это мужская работа и она не для хлюпиков и болтунов.
Воину не страшно отдать жизнь за Родину, если у него есть такая Родина, за которую
не страшно отдать свою жизнь. Правитель, посылающий солдат и офицеров на
несправедливую войну лишает воинов их законного права явить свою доблесть,
сражаясь за правое дело.

Просчет в стратегии не восполняется тактическим успехом.

Талантливые командиры тем и отличаются от остальных, что не приемлют никаких
тактических шаблонов. В трудный момент они, ради спасения жизни подчиненных или
для выполнения боевых задач, смело идут на нарушение всяких Боевых Уставов, даже
рискуя угодить под трибунал, благодаря чему и вырывают у противника победу, а уж
потом, используя добытый ими опыт, всякие кабинетные «стратеги» пишут новые
Уставы.

Офицер — это не просто профессия, а состояние души, которое, придя домой со
службы, на вешалку вместе с фуражкой не повесишь.

Храбрость должна наполовину состоять из осторожности. Безрассудная смелость —
прямая дорога в могилу.

Чем ближе бой, тем меньше храбрецов.

Тот, кто сам никогда не бывал в настоящем бою, не способен судить о сражении.

Чем хвастливей вояка, — тем дальше от передовой он геройствовал.

Чем войска красивее на парадах, тем хуже в бою.

Многоначалие — источник бестолковщины.

Во все века заслуженных орденоносцев было меньше, чем орденопросцев. Так и ныне.

Настоящий герой за наградой приходит последним.

Тот, кто изрек: «В жизни всегда есть место подвигу», видимо был из тех паркетных
шаркунов, что совершают их по расписанию.

Смысл стратегии прост, — обеспечить победу еще до начала сражения.

Настоящий храбрец никогда не покажет спины там, где этого делать нельзя.

Хорошо быть военными в мирное время!

Юноши! Помните: война в кино имеет мало общего с реальностью и в настоящей
схватке пресловутый Рембо был бы убит уже через две-три секунды.

Смелость бойцов от роста не зависит.

Трусы тоже способны на подвиги, но с перепугу.

Как малыш оторвет ноги многим кузнечикам, прежде чем сам однажды разрыдается
над их загубленным собратом, так и мужчина часто проливает много крови, прежде чем
до него дойдет, в чем заключается суть настоящего геройства.

Высшее мужество — совсем не то, что проявляется мужчинами в боях. Это то
мужество, с которым матери встречают боль, а иногда и смерть, во время родов ради
прихода в этот мир своих детей.

К сожалению, часто случается так, что героизм одних людей вызывается к жизни
глупостью и безответственностью других.

Всякий из награжденных рано или поздно узнает о третьей стороне своих наград.

Я всегда поражался тому, что советские люди бесстрашно бросались на танки и дзоты,
но дрожали от мысли, что могут потерять партбилет.

Лучше несколько раз пасть в открытом бою, среди товарищей или же вместе с ними,
чем единожды быть оклеветанным, подло расстрелянным и тайно зарытым, как это
делают с невинными людьми в черные годы политических репрессий.

Весьма печально, что столь многие военачальники командуют войсками в лучших
традициях мальчиков, не наигравшихся в войну.

Военачальник, по соображениям соперничества или ревности к военной славе
начинающий сражение до подхода подкреплений, — это изменник родины и убийца
своих подчиненных.

Нет, это не судьба и не случайность, господа. Это ошибка в баллистических расчетах
командира батареи гаубиц.

Неуместно бравировать мужеством перед сражением и, тем более, если ты в нем
уцелел.

Самый опасный враг не тот, кто грозно выглядит, а тот, кто наиболее опасен именно
тогда, когда выглядит слабым и жалким.

Самое глупое, что командир, имевший хоть малейший шанс спасти своих людей,
может сказать своим бойцам перед последним боем: «Я счастлив, что командовал
такими славными ребятами, как вы».

Ветеран! Нет печали, которую можно глушить пулеметом.

Часто лишь слезы радости в глазах облагодетельствованных воинами инвалидов и
сирот могут немного облегчить тяжелый груз, возложенный войной на их израненные
души.

Подразделение, возглавляемое недалеким и тщеславным командиром, в бою по
большей части обрекается на гибель.

Благословенны люди, уважающие память павших за свободу земляков, когда
правители о них уже забыли.

Я готов поклониться любому солдату, заслонившему мир от фашизма, но не подал бы
и руки генералиссимусу, по вине которого наши потери оказались втрое больше тех,
что в реальности были нужны для победы.
(Сказано в день 60-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне)

Говорят, что война завершается только тогда, когда найден и по-человечески предан
земле последний павший в ней солдат. Вспоминая парады советских времен, я всегда
поражаюсь, — как много истрачено времени, денег и сил только на то, чтобы впустую
покричать «ура!», потопать сапогами и полязгать траками, умиляя своих и пугая чужих
обывателей. Их бы с лихвой хватило для того, чтобы найти и с должным уважением
предать земле наших отцов и дедов, что так и остались лежать по лесам и болотам, где
встретили смерть, заслоняя советскую Родину от фашистской чумы. Может, за это в
мире нас бы больше уважали, чем за все эти бесполезные парады? Мир-то, в итоге,
все равно не испугался, а Советский Союз развалился не под ударами врагов, а от
избытка «продолжительных аплодисментов».

В Афганистан я прибыл молодым советским офицером и поначалу несколько
высокомерно относился к тамошнему населению, жившему в средневековых условиях.
Пропаганда внушала советским войскам, что нам нужно бороться с бандитами,
которые, мол, не дают покоя дружественному афганскому народу, желающему строить
социалистическое общество, и я боролся с ними, многое перенимая у врагов, хорошо
отработавших тактику боя в условиях тамошней местности. Тем не менее, с первых же
дней пребывания в Афганистане, многое вызывало у меня недоумение. Выбор был
невелик: либо и дальше верить в то, что утверждала наша пропаганда, либо поверить
своим собственным глазам. В результате я выбрал последнее. Постепенно пришло
понимание, что мы давно бы разгромили всех этих «душманов», если бы их не
поддерживал сам афганский народ. Воевать же с афганским, или каким-нибудь иным
народом на земле ради того, чтобы насильно навязать ему социализм, у меня не было
ни малейшего желания. Каждый народ имеет право быть свободным и самому решать
свою судьбу. Но война продолжалась и нас посылали сражаться. Постепенно мое
отношение к тем, с кем я дрался, менялось. Эти нищие люди, в калошах на босую ногу,
отложившие свои кетмени и взявшие в руки автоматы, с каждым днем заставляли меня
все больше проникаться к ним невольным уважением. В часы затишья я все чаще
размышлял об этом. Признаю: они были храбрее меня, восхищяя презрением к смерти.
Я пытался понять, что дает им такую духовную силу? Почему ни партийный билет, ни
мой «красный» диплом, ни прекрасная боевая техника и отличное вооружение не дают
мне подобной уверенности? Причем, их смелость, боевая философия и человеческая
гордость с наибольшей силой проявлялись именно тогда, когда, удачно маневрируя в
горах и на равнинах, я наносил по ним смертельные удары. Большинство из них стойко
дрались до конца с абсолютным презрением к смерти. Это храбрые воины и гордые,
свободолюбивые люди. Я уважаю их, за исключением тех, кто издевался над
советскими солдатами в плену или глумился над телами наших павших. Что же
касается наших союзников, так называемых правительственных войск Демократической
республики Афганистан, я не питаю к ним такого уважения, за исключением тех
немногих, кто не прятался за наши спины, ибо по мне лучше уж смелый враг, чем
трусливый союзник, готовый в любую минуту удариться в бегство. Так ничего и не
добившись от афганского народа, мы тогда ушли. Сегодня, через двадцать лет, я
вспоминаю то, что там происходило и хочу сказать: Афганистан! Ты помнишь, как я
проклинал тебя на скалах Нангархара, зажимая здоровой рукою плечо, пробитое
осколком вражеской гранаты. Теперь же я хочу забрать свои слова обратно.
Благословляю твои горы и долины, твой свободный и гордый народ, что заставил себя
уважать. Пусть он будет свободен и благополучен всегда! Пусть живет, как желает, и
делает то, что он хочет. Прошу прощения у тебя, Афганистан, за все, что делал на
твоей земле, за исключением тех случаев, когда я выручал своих товарищей.

В плену я не был. Никогда… Нигде… Ни у кого… Это легко проверить по архивам или
же расспросив моих однополчан. А говорю об этом для того, чтобы опровергнуть
домысел, запущенный в печать одной профнепригодной журналисткой. Но при этом
прошу вас понять меня правильно: я не считаю плен чем-то позорным для того, кто в
нем бывал. Думать так, означало бы просто отречься от своих боевых товарищей, а
таковое не в моем характере. В плен попадают не по своему желанию. Всякий, кто
воевал, знает, что это может приключиться с каждым. Откровенно скажу: на войне я
боялся его больше смерти, но мне повезло. С уважением к тем, кто изведал все ужасы
плена, говорю это лишь для того, чтобы устранить искажение собственных
биографических данных.





О природе

Воистину, непостижима глупость человечества, бездумно разрушающего
собственную колыбель! Дружба с природой принесет гораздо больше благ, нежели те,
что люди отбирают у нее насильно.

Наша планета отвечает человеку тем, что он на ней творит. Любящий жизнь должен
оберегать природу.

Дружелюбная тень, чистота родников, вкус и запах плодов — проявления
гостеприимства Земли, на которое люди должны отвечать соответственно. Очень глупо
считать себя кем-нибудь, кроме желанных гостей, посетивших ее на какое-то краткое
время.

Ближе всего к природе мы в период детства.

При высоком настрое души человек ощущает глубокую связь с окружающим миром.

Многое в нашем мире далеко от привлекательности, если рассматривать его отдельно
от всего, что есть в природе.

Человек на Земле в безопасности только тогда, когда ничто не терпит от него вреда.

Человек расположен к природе. Все люди светлеют душой, наслаждаясь ее красотой.

Люди несут ответственность за все, что обитает в этом мире.

В природе нет ничего лишнего и вредного. Этим бывает то, что создано людьми.

Природу ценят более всего там, где она скудна.

Как ни крути, — лучше природы все равно не сделать.

Будьте внимательны и не обманывайтесь, люди: вокруг нас никогда не бывало
покорных стихий, и в дальнейшем не будет.

Природа никому не позволяет издеваться над собою безнаказанно.

У животных «умом» служит комплекс природных инстинктов, поскольку для их
назначения большего просто не нужно.

Надо учиться у природы, а не воевать. Враждовать со своей же средой обитания глупо
и крайне опасно.

Люди! Не заворачивайте рек и не срывайте гор, не сушите озер и вообще, не
безумствуйте тут, на Земле, ради выгоды или тщеславия! Будьте благоразумны, ибо
все находится в подвижном равновесии. Раз нарушив его, вы уже не сумеете это
исправить.

Люди были всегда обеспечены всем, чего можно желать, и имели законное право на
равную долю природных богатств, справедливое распределение коих зависело только
от личностных качеств вождей. Очень жаль, что последние, не устояв перед алчностью,
стали рабами наживы. Корень бед — деструктивные формы мышления, ну а природных
богатств — их по-прежнему хватит на всех, если только держаться в границах
разумности наших желаний.

Все живое чувствительно к боли.

Если бы люди понимали сложность своего устройства, то вместо войн они сажали бы
деревья, — по два за каждое, которое срубили.

Даже птицы смеются над всякой попыткой людей оправдать свою глупость за счет
беспорядка в природе.

Нет на планете мест, в которых люди не могли бы созидать.

По отношению к природе человек не должен быть ни господином, ни рабом. Ему
следует быть ее другом и заботливым попечителем.

Мир меняется с каждым мгновением, оставаясь по-новому прежним.

Люди, не берегущие природу сами и позволяющие наносить ей вред другим, этим, по
сути, приговаривают собственных потомков жить в чрезвычайно дискомфортном и
угрюмом мире. Их, понятное дело, за это добром не помянут.

Чистота — стержень нашего быта.




О творчестве

Нельзя творить с сознанием малозначимости собственного творчества.

Кто утверждает, будто лучшие произведения искусства создаются в нищете, тот просто
ищет оправдание своему бездушию.

Произведение искусства — это то, что вызывает чувство сопричастности прекрасному.

Главное средство привнесения искусства в жизнь есть воспитание у подрастающего
поколения повседневной потребности в красоте.

Тонкий знаток не опускается до расточительных похвал.

Главное назначение искусства заключается не в развлечении состоятельных господ, а
в пробуждении и воспитании прекрасного во всяком человеке.

Утонченность людей очевидней всего проявляется в их отношении к грубым вещам.

Тот, кто ходит в театр затем, чтобы казаться культурным, потешней того, кому нравится
звук его голоса в бане.

Чем утонченней человек, тем выше требования, предъявляемые им к искусству.

Искусством ведают его создатели, а не искусствоведы.

Как далеко наше русскоязычное кино опередило Голливуд по части творческого поиска
осознаешь лишь при просмотре приключенческого фильма с бледнолицыми
индейцами.

Чтобы считаться подлинным поэтом, мало писать хорошие стихи.

Я не питаю уважения к так называемому «древнему праву поэта» увековечивать в
своих стихах пару-тройку распущенных девок, развлекавших его на досуге.

Часто случается, что впечатлительные молодые люди судят о жизни под воздействием
стихов, написанных поэтами в нервозно-романтической манере. Ясное дело, что ничем
хорошим это не кончается.

Наделенные творческим даром во все века страдали от завистливой бездарности.

Да, обидеть художника может любой, но и он, в свою очередь, может обидеть любого, и
даже все общество сразу.

Всякий портрет бывает лучше или хуже, но никогда не соответствует оригиналу.

Человек без духовных потребностей не в состоянии чувствовать подлинной радости
жизни.

Для большого поэта негоже настраивать лиру на тон панегирика.

Сутью музыки служит гармония и благозвучие, все остальное — бренчание.

После пьянки три дня ни к чему обвинять вдохновение.

То, что наскальные рисунки первобытных живописцев все еще не утратили
художественной ценности, явственно ощущается на фоне той мазни, которой
нынешние бизнесмены украшают свои офисы.

Человек с тонким вкусом не станет хвалить ерунду.

Настоящий поэт отличается от рифмоплета прежде всего тем, что первый старается
ради добра, каковое он будит своими стихами в сердцах людей, а второй изощряется
ради такого добра, что за это дадут.

Поль Валери, при всем его таланте и уме, имел довольно легкомысленные
представления о Боге, ибо его понятия в теологии были еще туманнее, чем удручавшие
поэта представления большинства людей о чтимой им поэзии. Впрочем, это вполне
типично для людей, время от времени не разделявших собственные взгляды.

Только тот, кто творит ради творчества — подлинный мастер искусства.

Вдохновение — вечный источник искусства.

Вдохновение творческой личности - это то, что явилось пред ним, подступило к нему и
взыскует его созидающей силы.

Творческим людям лучше избегать тех почитателей своих талантов, которые любят
статуи больше людей.

Помимо прочего, творчество — это еще и средство разнообразить свою жизнь.



Мир прекрасного

Не утрачивай связи с прекрасным, возвышенным и благородным, или жизнь перемелет
тебя в жерновах каждодневной рутины.

В миг любования прекрасным всякий человек прекрасен.

Создавать красоту можно лишь при высоком настрое души.

Кто находит в прекрасном дурное, — крадет у себя красоту.

Во всем возвышенном достаточно обыденного, во всем обыденном достаточно
возвышенного.

Вкус есть чувствительность ко всем оттенкам и полутонам прекрасного.

Все прекрасное, сколь бы прекрасным оно ни являлось, состоит из обычных вещей.

Ф.М.Достоевский не прав: красота не спасет этот мир, ибо ее саму чуть ли не каждый
день приходится спасать, часто ценою жизней лучших из людей. От кого вообще его
нужно спасать? От самих же людей и плодов человеческой глупости. Потому и спасти
его можно лишь укреплением разумного начала человеческой цивилизации, ведь
неспроста же разум — наиболее ценный и универсальный дар Всевышнего.

Красота существует не ради себя, а для всех, кто ее наблюдает.

Сила, таящаяся в хрупкой красоте, — ясный намек на мощь питающих гармонию
энергий.

Людей, не поддающихся культурному воздействию, не существует.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:28 | Сообщение # 14 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
НРАВСТВЕННОЕ

О душе

Каждый из нас несет в себе частицу вечности. Это душа и все, что с нею связано.

Покой души — наипервейшее слагаемое человеческого счастья.

Не позволяйте отравлять вам радость повседневного существования. Не позволяйте
делать этого ни комарам, ни хворям, ни проблемам, ни недобрым людям! И, особенно,
этим, последним.

Жить нужно так, чтобы в душе царил покой. Главным препятствием к нему являются
пустые страхи и ненужные заботы, вечный соблазн и вечная неудовлетворенность.
Тяжелым камнем этот груз лежит на человеческой душе и омрачает радость бытия.
Счастлив тот, кто живет в постоянном согласии с сердцем, в ладу с окружающими,
избавился от бесполезной суеты, бессмысленных хлопот, пустых переживаний. Только
так достигаются мир и покой. Это ключ, открывающий радости жизни.

«Природа не создала более чувствительной души, чем моя», — написал о себе Дидро.
Тут он, скорее всего, погорячился.

Внутренний шум есть отголосок шума внешнего. Внешний шум это лишь резонанс
пустоты суетливых людей. (По канве изречения Леонардо да Винчи)

Не унижай прощения всепрощением, дара любви — слепой любовью к тем, кто этого не
стоит, величия разума — бесплодным умствованием о вещах не стоящих внимания, а
суди обо всем со спокойной и ясной душой.

Не обследуй с пристрастием души других, погляди на свою!

Осознать пустоту суеты можно лишь погрузившись в душевный покой.

Ничто другое так не возвышает человеческую душу, как способность ее обладателя
видеть прекрасное во всяких проявлениях бытия.

Многое в жизни можно сделать и добиться без ожесточения в душе.

Встречу с самим собой нужно заканчивать душевным разговором, ведь только ты и
ведаешь, что происходит в глубине твоей души.

Душу не нужно ни изнеживать, ни слишком огрублять.

Спокойствие души не достается даром, а покупается ценой отказа от тщеславия,
борьбы за власть или погони за богатством.

Бодрость духа способна поддерживать даже чрезмерно усталое тело.

Люди с больной душой не знают за собой изъяна.

Не просветлившись духом, не взойти до звезд.

Ум и душа всегда болеют вместе.

Просветление душ — признак искренней радости.

Состояние нашей души напрямую зависит от всех остальных состояний, пока не
вмешается разум. Приведя нашу душу к покою, мы этим улучшим и все остальное.

Душа растет посредством обращения к прекрасному.

Самым полезным для работы разума состоянием души было и остается состояние
светлого покоя.

Личная жизнь — это все то, чем занята душа, когда ты остаешься один.

Всякий из нас испытывает боль, когда осознает, что был использован другими в их
корыстных целях путем игры на том, что свято для его души.

Если твоя душа вдруг наполняется теплом и светом — это и есть прикосновение
истины.

Как человек не может жить без воздуха, так и его душа не в состоянии существовать в
духовном вакууме.

Ни в чем другом нет большего присутствия жизни, чем во мгновениях высшей радости
детства, любви, духовности и творчества.

Реши хоть все дела — это не принесет такого ощущения покоя, как избавление от
водоворота беспокойных мыслей, вызванного зацикленностью на своих заботах,
нуждах и проблемах.

Не следует бездушно выполнять то, что должно быть сделано с душой.

Мне жаль людей, отдавших свои души власти и богатству, будто на свете нет других
сокровищ, каковыми можно было их наполнить.

Не ройте яму в собственной душе и, тем более, в чьей-то чужой.



О морали

Никто не в силах отобрать у человека добродетель, разве только он сам не отбросит
ее, как ненужную вещь.

Морально-нравственная сторона есть в каждом человеческом поступке.

Способность чувствовать укоры совести — знак принадлежности к сообществу
порядочных людей.

Быть добродетельным во мнении других гораздо легче, чем на самом деле, только вот
первое не стоит и десятой части неподдельной добродетели.

Люди делятся на праведников, считающих себя грешниками, и грешников, считающих
себя праведниками, а также склонных относить себя то к той, то к этой категории по
собственному настроению. (По канве изречения Блеза Паскаля)

Наша суетность столь велика, что количество вымышленных добродетелей уже скоро
превысит количество мнимых грехов.

Добродетелью можно считать лишь сознательную добродетель.

Кратчайший путь для превращения людей в скотов лежит через попрание морали.

Сожаления о несовершенных грехах есть обычный финал показной добродетели.

Всякая добродетельность, пересекающая грань разумного, перестает быть ею,
превращаясь в глупость.

Всякого человека временами посещают нечестивые желания, просто порядочные люди
противостоят им с помощью морали.

Моральное разложение общества начинается с морального разложения правителей.

Люди любят мусолить чужие грехи, но не могут терпеть, когда кто-то мусолит их
собственные.

Между греховностью и возрастом людей есть некая взаимосвязь, ибо на свете нет ни
грешников-детей, ни безгрешных взрослых.

Трудно учиться и учить морали на пустой желудок.

Совесть тоже способна болеть, заблуждаться, бояться и пр. Тем не менее, это один из
прочнейших оплотов души, что сдается последней.

Болезненно добродетельные люди редко бывают искренними в своей добродетели.
Истинно добродетельны лишь те из нас, для кого это обыденное состояние.

В мире людей нет ни неисправимого порока, ни несокрушимой добродетели.

Всяк судит о своих грехах и добродетелях сообразно своему же собственному
здравомыслию.

Добродетель вынужденной не бывает

Добро и нравственность не прибегают к помощи пороков.

Лечить пороки следует таким благоразумным образом, чтобы их обладатель не
отчаялся в себе и не была утрачена основа для возобновления его достойного
существования.

Моральным правом исправлять чужие недостатки наделены лишь те, кто прежде сам
исправился через собственные поучения.

Пьянство усугубляет тяготы людей, добавляя все новые беды к уже существующим.
Это большое зло, однако будем помнить, что наиболее гнусные поступки в
человеческой истории были совершены, как это ни печально, трезвыми людьми.

Из добродетели не нужно делать культа. Всякий достойный человек — ее образчик.

Самое выдающееся мужество не связано с войной, самая выдающаяся женственность
– с красивой внешностью.

Удобная мораль имеет мало соприкосновений с подлинной.

Чистая совесть — вечная помеха для нечистых дел.

Совесть достойных не приемлет ложных оправданий.

Большая часть порока состоит в невежестве, ибо это — исток наиболее мерзких
деяний.

Честные люди правды не боятся.

Человек, укрепляющий добрые нравы сограждан, врачует народ.

Бдительность в наблюдении за чужой моралью — основная черта закоснелых ханжей и
распутников.

Искреннее раскаяние не ищет легкого прощения.

К морали через аморальность не приходят.

За чрезвычайно редким исключением, моральные барьеры преодолеваются людьми
лишь однажды и только в одном направлении.

Мораль хромает, опираясь на костыль притворства.

Не удивительно ли то, как мало моралистов подкрепило собственным примером
пошатнувшийся авторитет морали?

Разбираясь с вопросом, какой ты, и как ты живешь, одинаково важно не
преувеличивать как своей добродетели, так и греховности.

Я не могу считать высоконравственным того, кто не упустит ни одной возможности
продемонстрировать мне свою собственную добродетель.

Всякому человеку, возомнившему себя святым, стоит порыться в памяти и в будущем
быть скромнее.

Большинство из людей, наставляющих прочих "на истинный путь", от него далеки.



О трудолюбии и лени

Легче всего найти причину, чтобы ничего не делать. Много трудней найти подобную
возможность, а вот найти разумных оправданий этому — нельзя, поскольку их вообще
не существует.

Все люди делятся на тружеников, почитающих себя лентяями и на лентяев,
почитающих себя за тружеников, а также тех, кто делает что-либо только по
необходимости и с безразличием к тому, как это называется.

В чем заключается секрет высокой работоспособности? Делай то, что ты можешь легко
сделать в данный момент, — для чего есть возможность, душевный настрой и энергия.

Люди, по своей лени не добившиеся в жизни ничего серьезного, объясняют успехи
других успокоительными для себя причинами.

Труженики это люди, победившие в себе лентяев.

Чтобы тянуть баржу против течения необходимы непрестанные усилия. Так и во всем,
что связано с трудом и созиданием.

Тот, кто с пренебрежением относится к труду, сам по себе не стоит в этой жизни ничего.

Как хорошо когда у человека есть возможность выбрать себе профессию не по
необходимости, а сообразуясь с душевными склонностями.

Никакой честный труд не унижает человека. Его унижает безделье.

Самые вкусные плоды — те, что выращиваешь в собственном саду.

Всякое мастерство берет свое начало с правильного отношения к делу.

Если работа не приносит человеку радость, значит он просто занят не своей работой.

Ни одно дело не удастся мастеру на славу, пока он делает его без удовольствия.

Труд — это не повинность, а потребность здравомыслящего человека.

Ложная занятость, прежде всего, указывает на отсутствие жизненного смысла.

Мы не способны охватить все сферы бытия, однако всякий может в чем-то быть
успешен, чем и полезен, как себе, так и обществу.

Отдохнуть можно лишь от работы, а не от безделья.

Мастерство достигается лишь кропотливым трудом. Никакого другого пути к мастерству
не бывает.

Если ты не имеешь средств, чтобы нанять толкового работника, — найми себя, да не
забудь в дальнейшем хорошо вознаградить за это.

Хитрость, используемая в благовидных целях, — скажем, для привлечения
бездельников к труду, не считается чем-то порочным.

По-настоящему великий человек не погнушается физической работой.

Вовсе не обязательно работать поваром, чтобы уметь готовить вкусную еду для своего
же собственного удовольствия.

Люди с ладом в душе не нуждаются в том, чтобы кто-то другой делал то, что они могут
сделать своими руками.

Скука и праздность делают существование невыносимым. Даже тяжелый труд гораздо
лучше этого.

Несвоевременная праздность хуже всякой лени.

Чтобы не пресытиться благополучной и комфортной жизнью, хоть единожды в год
изнуряй себя грязной работой.

Браться за дело надо подготовленным, а не вслепую.

Мастер всегда работает без напряжения.

В качестве будущей профессии выбирайте то, к чему имеете естественную склонность.

Многие из весенних дел следует начинать, не дожидаясь окончания зимы.

Всякий достойный труд — это энергия, приложенная к жизни с максимальной пользой.

Есть много способов приобретать добро, не поступаясь честью. В основе каждого —
труд, приносящий человеку самоуважение.

Даже то, что внепланово, следует делать по плану.

Праздная жизнь не может быть по-настоящему счастливой.

Много людей готовы делать что угодно, лишь бы, по сути, ничего не делать.

Труд в удовольствие тяжелым не бывает.

Неутомимых тружеников не бывает. Бывает лишь приятная усталость.

Как хороши добротно сделанные вещи!

Многие виды современной деятельности сродни безделью.

Без полноценного досуга, отдыха и развлечений всякий тяжелый или монотонный труд
вскоре приобретает характер дурной бесконечности.

Иным из нас и для уборки в доме непременно требуется вдохновение.

Всякая деятельности, не принесшая полезных результатов, этим доказывает, что
являлась ерундой.

Людям, которых угнетает собственная праздность, можно помочь, сменяя труд досугом,
а его — трудом.



О тщеславии и скромности

Есть люди, что хотят похвал даже за то хорошее, чего они не делают.

Предпринимаемое ради ложного престижа напоминает замки, возведенные из мокрого
песка.

В любых делах, навязанных тщеславием, сомнительно и ненадежно все, кроме
стремления пронырливых говорунов обернуть это лестью к их собственной выгоде.

Люди обычно хвастаются тем, чего им не хватает.

Мне не нравится модное нынче словечко «элита», поскольку от него чуть ли не за
версту разит высокомерием.

Кто желает возвыситься, должен поставить себя ниже всех остальных.

Глупый обычай вскрытия преподнесенного подарка, прямо в присутствии собравшихся
на торжество, явно придуман обеспеченным и мелочно-тщеславным человеком.

От непомерно скромной жизни тоже можно возгордиться.



О грехах

Все люди на земле подвержены ошибкам, что и не удивительно, ибо они — всего лишь
люди, да и дурное зачастую слишком привлекательно. Не бойтесь жить, ведь без
ошибок человек — не человек, а он таков, каким и был всегда. Главное здесь — не
совершать поступков, противоречащих тому, что позволяет нам считать себя людьми,
а, совершив, исправить и не повторять в дальнейшем.

Безгрешных нет, ибо, за исключением детей, которым все прощается, всяк в этом мире
чем-то виноват, — грешным намерением, помыслом или поступком.

В каждом из нас есть нечто удивительное. В одном — хорошее, ну а в другом плохое.
Чаще всего в людях присутствуют то и другое вместе.

Кто думает, что сможет вовсе избежать ошибок, тот ничего не смыслит в человеческой
природе.

Всякий раз, осознав совершенную глупость, мы становимся малость умней, а, исправив
ошибку согласно велению совести, — нравственно чище.

Как важно научиться прежде видеть в людях их неоспоримые достоинства, а уж потом
сопутствующие недостатки.

Случается, что человек так сильно занят поиском пороков у других, что не имеет
времени заметить собственные недостатки. Такой готов усматривать обман в любых
поступках и словах другого человека, ибо судит о нем по себе. Это очень убогая мерка.

Слова Конфуция: «Лишь то — ошибка, что не исправляется», подходят ко всему, кроме
ошибок, исправление которых — еще большая ошибка.

В мире полно циничных лицемеров, ставших добропорядочными в собственных глазах,
просто решив считать свои пороки добродетелями.

В мире людей нет ничего гнуснее богохульства.

Принципиальность и упрямство — вещи абсолютно разные. Первое опирается на разум
и достоинство, второе — на эмоции и глупость.

Драка и выпивка обычно привлекают тех, кто не расходует свою энергию на что-нибудь
полезное.

Что отличает подлинные удовольствия от порочных? Первые делают человека лучше,
а вторые — хуже.

Первые признаки большой греховности — это претензии на святость и
непогрешимость.

Между ошибкой и грехом есть некоторая разница. Ошибка — это заблуждение ума,
тогда как грех есть заблуждение души и сердца.





О дружбе и вражде

Кто ищет ссоры, тот легко ее найдет, только потом об этом пожалеет. Кто ищет дружбы,
тот потратит время и усилия, зато потом будет вознагражден ее плодами, ибо познать
всю глубину и насладиться красотой общения между людьми возможно только в
атмосфере дружбы и взаимоуважения.

О своих недостатках человек должен узнавать от друзей, а не от недругов. Но в жизни
это чаще обстоит наоборот, ведь обычно друзей принимают такими, как есть.

Я был свидетелем того, как застарелые споры и ожесточенные противостояния
благополучно разрешались наиболее простым из всех возможных способов, —
спокойным объяснением происходящего и обращением к здравомыслию спорящих
сторон. Очень жаль, что такое встречается редко.

Мало что можно выиграть с помощью вражды. С помощью мира можно выгадать
гораздо больше.

Трудно понять людей, долгие годы исполнявших все обязанности дружбы, чтобы
однажды навсегда рассориться между собой по какому-нибудь пустяковому поводу.

Никто не сможет примирить враждующих, пока не одолеет ненависть, питаемую ими в
отношении друг друга.

Дружба с достойными людьми есть укрепление нашей достоинства.

Характер дружбы при капитализме в корне отличается от дружбы при социализме.

Дружба не переносит пристального взгляда.

Чтобы приобрести по-настоящему заклятого врага, мало его вскормить, тут придется
всерьез постараться.

Кроме друзей среди людей, у человека есть не менее надежные друзья среди
животных и вещей, которых люди, как и первых, редко ценят по достоинству.

В большинстве случаев, выбор друзей от человека не зависит. Нас сводит жизнь, она
же часто и разводит.

В мире людей не существует ни нерасторжимого союза, ни непрекращаемой вражды.

Междоусобицы — кратчайшая дорога к рабству.

Самая затяжная и ожесточенная вражда обычно вспыхивает по наиболее ничтожным
поводам.

Несправедливо требовать от родственников и друзей, чтобы те разорвали отношения с
общими знакомыми лишь потому, что вы имели случай разругаться с ними.

Кто считает себя белым лебедем, а врага своего — черным вороном, тот забыл, что на
свете соседствуют сотни цветов, да и птичник гораздо богаче.

Сколько же радости приносит человеку старая, испытанная дружба!

Мерзость всегда найдет, за что возненавидеть.

Ненависть не приносит людям ничего, кроме ответной ненависти.

Ломаный грош — цена любви к ближнему, проистекающей из ненависти к дальнему.

Главное в отношениях с друзьями — это искренность. Остальное в сравнении с нею
вторично.

Всякий микроконфликт несет в себе возможность превращения в нечто большее по
недомыслию людей или по воле неблагоприятных обстоятельств.

Не упускайте шанс простить, дабы избавиться от горечи обид и жажды мести, а
виноватого освободить от страха за свою судьбу и побудить к чистосердечному
раскаянию.

Многие люди с легкостью злоумышляют против тех, кто им не нравится или мешает, но
при этом питают надежду, что те отчего-то не станут так же поступать по отношению к
ним.



О миролюбии и добрососедстве

Блага и выгоды добрососедства самоочевидны для любого здравомыслящего
человека. Только глупец предпочитает им вражду и склонен ссориться с соседями по
пустякам.

Где люди дружелюбны и благожелательны друг к другу, сразу же возникает их
незримое единство. Там, где они враждебны, сразу возникает напряженность, каковая
со временем станет вполне осязаемой. До чего же удушливо жить человеку в такой
атмосфере!

Мудрая дипломатия — самый прочный рубеж обороны.

Доброе имя — лучшее наследство. Худшее же — вражда, передаваемая по
наследству.

Все, что можно, стремитесь решать по-хорошему, — не прогадаете!

Миролюбие — качество по-настоящему сильных людей.

Высшая доблесть заключается в заблаговременном предотвращении кровопролитий.

Люди способны бесконфликтно сосуществовать лишь проявляя некритичность в
отношении друг друга.

Вы легко уживетесь с соседями, если не будете делать что-либо друг другу во вред.

Чтобы прийти к согласию, каждый должен пройти свой отрезок пути.

Если в твоем арыке радостно журчит вода, значит, никто не воспрепятствовал ей в
этом выше по течению.

Строящий козни нарывается на казни.




О благотворительности

Разум, достоинство и милосердие — то, из чего проистекает истинная человечность.

Добросердечие начинается с отзывчивости на чужое горе.

Ясно, что человеческая память избирательна. Она, как правило, гораздо лучше помнит
то хорошее, что было сделано ее хозяином по отношению к другим и много хуже те
благодеяния, которые были оказаны ему другими. Забывать то, что помнить невыгодно,
свойственно многим из нас.

Трудней всего хранить признательность такому благодетелю, который чередует
оказание больших благодеяний с нанесением мелких обид, ибо при нанесении крупных
о признательности речи нет вообще.

Неблагодарность — свойство мелких душ, ибо достойные не тяготятся
благодарностью.

Благодарный всю жизнь помнит тех, кто помог ему в трудное время, и в любую минуту
готов поддержать своего благодетеля всем, что имеет. Неблагодарный же, напротив, с
нетерпением ждет того момента, когда сможет унизить его, успокоив свое самолюбие.

Благотворительностью должен заниматься только тот, кто в состоянии подняться выше
дум о собственном благополучии.

Самым действенным способом помощи людям было и остается изменение их
житейской философии.

Людям обычно свойственно преувеличивать значение всего хорошего, что они сделали
другим, и принижать значение того, что было сделано для них другими.

Доброта начинается с малого и неприметного. Неспроста ежедневно любому из нас
представляется несколько случаев сделать хорошее людям без всяких хлопот и
расходов.

Тем, чьи материальные заботы о других сопровождаются избыточным количеством
нравоучений, на благодарность ближних можно не рассчитывать. Кстати, и тем, кто
ограничивается только моральной помощью, тоже не стоит слишком обольщаться.

Это большая милость, — если вам дарована возможность все начать сначала,
выбросив плохое.

Разные вещи — снисхождение к слабости, и снисхождение к слабостям.

Чтобы не страдать от человеческой неблагодарности, лучше всего и не рассчитывать
на благодарность.

Красота бескорыстия больше всего проявляется в том, что явивший его человек не
жалеет о нем по прошествии множества лет.

Я не могу не верить в человеческое благородство, потому что достаточно часто к нему
апеллировал, и не ошибся.

На всякого, кто бескорыстно помогает людям, найдутся трое, столь же бескорыстно им
вредящих.





О преступлениях

Все преступления сначала зреют в головах людей и лишь только потом воплощаются в
жизнь. Невидимая грань, которую переступает человек, решившись встать на этот путь,
пролегает именно там.

Справедливые люди не могут желать, чтобы тот, кто отбыл наказание, так и остался бы
втоптанным в грязь, а помогают оступившемуся восстанавливать свое достоинство.

Правила справедливости обязывают нас предоставлять виновным шанс для
исправления.

В мире людей есть масса преступлений, не занесенных в Уголовный кодекс.

В тюрьмах всегда томится меньше заключенных, чем разгуливает на свободе.

Крупный жулик всегда обладает весьма респектабельной внешностью.

Махинации чаще всего начинаются с правильных слов о доверии.

Да, существует грань, переступив которую, всякий из нас перестает быть человеком в
полном смысле слова и превращается в иное существо, только последняя лежит
гораздо дальше, чем обычно думают.

Всякое дело, выполняемое как попало, обладает тенденцией стать уголовным.

Всякий из нас заслуживает снисхождения, если в его словах и действиях не было злого
умысла.

Худшая разновидность беззакония — это видимость законности.

У людей нет закона, который бы не нарушался.

Чувству вины не должно превращаться в самобичевание и уж тем более в самооговор.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:29 | Сообщение # 15 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
ЧУВСТВЕННОЕ


О счастье

Счастье — это такое состояние души, когда все окружающее дарит человеку радость.
Покой, здоровье, творчество, достаток и благополучие в семье — это и есть слагаемые
подлинного счастья. Все остальное — только миражи, в чем рано или поздно убедится
всякий, кто за ними гонится.

Ощущение счастья почти никогда не приходит извне, ибо это должно быть в самом
восприятии жизни.

Счастье это особенное качество души, помноженное на хорошее здоровье. Стать
счастливым способен лишь тот человек, кто умеет понять и увидеть добро в основных
проявлениях жизни, вкладывать счастье в каждое мгновение бытия. Это всего лишь
общие слова, но ведь иного просто не дано, ибо рецепта счастья, подходящего для
всех, не существует.

Всякое человеческое существо желает быть счастливым. Право на счастье каждый
человек имеет от рождения. Люди десятилетиями ждут его, не понимая, что такое
счастье и что его нельзя достичь, ибо оно даруется любому через радость бытия и
обретается посредством осознания этого. Они наивно ищут атрибуты счастья и лишь в
конце пути, оглядываясь, понимают, что были счастливы как раз в те годы, которые
счастливыми и не считали.

Кто видит счастье в обретении материальных благ, те никогда не смогут стать по-
настоящему счастливыми людьми.

Как мало нужно человеку, чтобы жить счастливо! Поэтому, не сотвори себе нужды.

То, что каждый имеет в себе, многократно важней для его собственного счастья,
нежели то, что он имеет у себя.

Жизнь тем и интересна, что полна событиями, от которых человек не станет ни
счастливей, ни несчастней. Для этого он должен что-то сделать сам.

У счастливого много причин для веселья.

Если бы счастье можно было покупать за деньги, его давно бы продавали в магазинах.

Счастье — это способность испытывать радость по всякому доброму поводу.

Между людьми и счастьем нет иных препятствий, кроме непонимания ими простых
вещей.

По-настоящему счастливый человек светится счастьем изнутри, а притворяющийся
облицован им словно отделочным материалом.

Идеально счастливая жизнь невозможна уже потому, что была бы смертельно скучна.

Всяк счастлив лишь, когда здоров, а его жизнь проходит в тихой радости желанного
труда, семейного тепла и интересного досуга.

Основа счастья — крепкое здоровье и веселый нрав.

Люди жаждут того, что они понимают под счастьем, потому-то на свете так мало
взаправду счастливых людей.

Для кого счастье заключается в деньгах, оно всегда окажется не по карману.

Счастье порою тоже трудно выдержать.

Большая часть людей всю свою жизнь проводит в ожидании будущего счастья, однако,
стоит им устать от этих бесконечных ожиданий и, возмутившись против всех невзгод,
сию минуту объявить себя счастливыми, как они без труда достигают желаемого.




О горе и страдании

Люди ценят покой соответственно мере испытанных ими страданий.

Безотрадности этого мира, исполненного человеческих страданий, следует
противопоставить разум и неукротимость человеческого духа.

Мудрые не проходят мимо сломленного горем человека, не подсказав ему пути
освобождения из-под гнета этого невидимого деспота.

Взяв себя в руки в трудную минуту, после ни в коем случае не забывайте отпустить.

Первую помощь в трудный час стойкие люди обретают в самообладании.

Мы избежали бы немало бед, если бы не вмешивались в то, что, по большому счету, и
не требовало нашего вмешательства.

Предотвращение нежелательных последствий чаще всего возможно лишь посредством
устранения дурных начал.

Довольно часто мы страдаем по своей вине. Человеку, который не хочет страдать,
прежде всего, не нужно совершать поступков, приближающих страдание.

Бессмысленно переживать о том, чего при всем желании не можешь изменить. Эти
страдания только иссушают душу.

Нет большего несчастья, чем бессилие родителей перед лицом недугов, уносящих их
детей.

Несчастье часто пользуется видимостью счастья.

Многое из того, что угнетает нас сегодня, завтра мы будем вспоминать с веселым
смехом.

Горе врывается во все дома, не делая различий. Там, где деньги бессильны, богатые
так же беспомощны перед бедой, как и самый последний бедняк.

Всякий, кто мнит себя несчастным, должен оглянуться на других и он поймет, что
далеко не так несчастлив, как ему казалось. Если же нет, то значит все и вправду
плохо, ибо никто не облегчит страдания несчастных по призванию.

Не убравшие камни с дороги споткнутся о них в самый горестный час своей жизни.

Есть вещи, жить с которыми нельзя: ненависть, горе, тягостное прошлое и др.
Способность подниматься над подобными вещами, жить полнокровной, интересной
жизнью, несмотря на тяжесть трудных обстоятельств, есть проявление величия,
неукротимости и силы человеческого духа.

Боль дана человеку затем, чтобы он понимал хрупкость собственной жизни и в
будущем был осторожен.

Понимать настоящую цену родству и товариществу человек начинает лишь, будучи
брошенным на произвол обстоятельств.

Все здравомыслящие люди ощущают угрызения совести при виде человеческих
страданий, но никто из людей не в ответе за все человечество в целом.

Не познавший страданий, не ведает подлинных радостей жизни.

Лучшая помощь в трудную минуту заключается в прояснении истинного положения
вещей.

Никто не сможет вовсе избежать страданий. Жизнь меняется к лучшему лишь у того,
кто, не падая духом от бед, пробивается к благополучию всеми разумными средствами.

Веселье напоказ более извинительно, чем показная скорбь.

Самое правильное поведение в отношении умных и сильных людей, на какое-то время
вступивших в период душевных невзгод, — просто оставить их в покое, ибо это едва ли
не самая лучшая помощь, которую мы в состояние им оказать.

Многое беспокоит нас не потому, что в самом деле важно, а всего лишь постольку,
поскольку мы этим тревожимся.

Мудрость — это не столько утешение в час беды, сколько важнейшее из средств ее
предотвращения.

Это тоже пройдет, ибо тоже проходит. (По канве известного изречения древности)

Что бы ни случилось, ни о чем не следует жалеть безмерно.

Кто не слушает доводов разума, тот обрекает себя на страдание, а уж последнее
всегда заставит себя слушать.

Кто имеет, на что опереться душой, одолеет любую беду.

То, что может случиться, — скорее всего, и случится. Тут способны помочь только
здравые меры, заранее принятые для предотвращения такого случая или смягчения
его последствий.

Мир вокруг человека живет сам собой и цветет, невзирая на нашу печаль, потому что
все беды людские исходят от нас же самих, возвращаясь к истокам в печальном
подобии круговороту воды, что всегда происходит в природе.

Там, где масса и скорость встречаются с глупостью и самонадеянностью, обязательно
выйдет большая беда.

Все поправимое не следует считать бедой.

Мы избежали бы не менее половины наших бед, не говоря уже о неприятностях, если
бы смолоду умели сдерживать свои эмоции.

В продолжительной скорби разумного нет. Поскорей опускайте все скорбное в омут
забвения и возвращайтесь к источнику радостей жизни.

Живите радостно и не впускайте в свое сердце мировую скорбь.

Не всякое страдание заслуживает нашего сочувствия. Есть и такие, кто страдает от
нехватки средств на что-нибудь плохое.

Все, что может помочь человеку избегнуть напрасных страданий, вполне благоразумно.

Боль и страдания — это обычные последствия ошибок.

Из-за чрезмерно твердой жизненной позиции хлебнуло горя столько же людей, сколько
его отведало из-за чрезмерно гибкой.

Разгильдяйство — предвестник несчастья.

Весьма немногое спешит на зов страдающего человеческого сердца, — в этом
несчастье нашего удела. Но есть и то, что облегчает это положение вещей: разум
свидетельствует человеку о существовании чего-то несравненно более важного, что
последний несет в глубине своего существа. И это то, что может одолеть страдания без
посторонней помощи.

Даже страдания учат человека только до известного предела, дальше которого он
просто прекращает размышлять об их уроках и делать какие-то выводы.

Человек от рождения опутан невидимой сетью долгов и по мере взросления к ним
добавляются новые. К зрелым годам каждый из нас уже опутан ими с головы до ног,
словно беспомощная муха в паутине. Кроме тех, что привычны для всякого, есть и
такие долги, по которым нельзя рассчитаться. Среди самых причудливых, есть и такой
странный долг, как «интернациональный». Если денежный долг, пусть не сразу, но все-
таки можно вернуть, то в уплату за этот потребно отдать свою жизнь. Говорю я о нем
неспроста, вспоминая погибших друзей, заплативших за этот причудливый долг
наивысшую цену, ибо сам, уцелев на войне, все пытаюсь понять: а кому и за что они
были так много должны? Возвращаясь к долгам вообще, лишь скажу, что последних
уже развелось слишком много, чтобы в течение одной человеческой жизни можно было
по всем рассчитаться. На такое способен лишь тот, кто усвоит, причем своевременно,
одну простую вещь: больше всего он должен самому себе.





О неудачах

Сколько людей махнули на судьбу рукой и лишь поэтому недальновидно упускают то,
благодаря чему их жизнь может решительно перемениться к лучшему!

Никто из нас не любит неудач, однако, всем приходится время от времени переживать
их в повседневной жизни. Правы те, кто сумел, несмотря ни на что, оставаться
довольными жизнью и с прежним упорством стремиться к успеху.

Ввиду насыщенности человеческого бытия всякого рода грустными явлениями, о
неприятностях следует забывать сразу же после окончании последних, сделав верные
выводы из происшедшего.

Ясное понимание причин падения есть первый шаг к последующему восхождению.

У человека есть печальная привычка — возлагать груз своих неудач на других.

Мы часто сердимся на обстоятельства, вместо того, чтобы сердиться на свою же
собственную непредусмотрительность.

Нетерпение — мать неудачи.

Как много в нашей жизни неприятных ситуаций, где самым умным выходом было бы
просто беззаботно рассмеяться, после чего переключить свое внимание на что-нибудь
другое.

Чтобы выпутаться из неприятной истории, люди затрачивают вдесятеро больше сил,
чем было нужно для того, чтобы в нее не попадать и, тем не менее, вскоре увязают в
новых неприятностях.

Уйми эмоции, чтобы позволить успокоенному разуму принять самое лучшее решение
из всех возможных.

Тот, кто любит шаблон, повторяет ошибки предшественников.

В жизни у подавляющего большинства людей перемены к лучшему происходят
медленно, а к худшему — быстро.

Вместо того чтобы терзаться неизвестностью, всякую ситуацию лучше скорее
прояснить, дабы направить сэкономленные силы на отыскание наилучшего решения.

Если трудно идти, первым делом взгляни, не добавил ли ты к своей собственной ноше
чужую?

Не позволяйте обстоятельствам складываться неблагоприятным образом.

Лучше решиться действовать и выпутаться из тревог, нежели жить с трепещущим от
страха сердцем.

Кто что выбрал, — того и натерпится.

Радость жизни, ее красота, — это то, что сильней всех житейских невзгод.

Лелия, герцогиня Вестминстерская, однажды изрекла: «Любой пассажир автобуса
старше тридцати — неудачник», видно, не понимая, что подобные слова в устах
высокородных дам, могут звучать только бестактной глупостью.

Есть и такие, кто умело осложняет себе жизнь.

Чем тяжелее выпавшее испытание, тем более ценный опыт обретает человек, его
преодолев.

Все нехорошее обычно начинается с глупых ответов на серьезные вопросы.

Не тот, кто полон оптимизма при безнадежном положении дел, а тот, кто новыми
делами побеждает безнадежность, может считаться настоящим оптимистом.




О любви и ревности

Любовь — это готовность сделать все, что можешь, и чего не можешь ради того, чтобы
избавить от страданий тех, кого ты любишь. Все остальное — только разговоры о
любви.

В глазах влюбленного, любовь оправдывает все, включая самые отъявленные
безрассудства.

Даже такое чувство, как любовь, подвержено влиянию времени. В двадцать и в сорок
лет одни и те же люди влюблены по-разному.

То, что ревность, как правило, не утихает с ушедшей любовью, лучше всего другого
подтверждает то, что в ней намного больше самолюбия и чувства собственности,
нежели любви.

Сердце крайне неважный советчик в сердечных делах.

Люди всегда стыдятся чувств и нежностей, проявленных по отношению к тому, кого уже
не любят.

Любовь и ненависть приходят лишь к тому, кто их зовет.

Ревность всего сильнее проявляется не к людям, а к вещам.

Стендаль сказал, что: «Большинство мужчин просят доказательств любви, которые, по
их мнению, рассеивают все сомнения; для женщин, к несчастью, не существует таких
доказательств». Думаю, что на деле все не так печально уже хотя бы потому, что
большинство женщин в качестве подобных доказательств признают отсутствие у их
избранников других.

В любовь не верят лишь пока ее не испытают.

Для влюбленного все преисполнено тайного смысла и значимости.

Люди, любимые друзьями и семьей знают, что основным условием этого служит отказ
от нудного морализаторства, а также искренность заботы о других.

Чтобы пригласить в свою семью любовь и счастье нужно восстановить взаимное
доверие, прежде всего — не провоцировать друг друга на обман, а сделать так, чтобы
вам не боялись рассказывать правду.

Нежность — это благоухание любящих сердец.

Люди по-настоящему нуждаются друг в друге, только если любят.

Докучая, увы, никогда не добьешься любви. Если хочешь добиться ее, становись
интересен.

Нет, любовь — это все же прекрасно, что бы из-за нее кому ни довелось перенести.

Одно из самых ярких проявлений эгоизма заключено в желании порабощенных им
людей, чтобы их любили столь же горячо и искренне, как и тогда, когда последние
заслуживали этого.

Самым прекрасным проявлением любви является забота о любимом человеке.

Чем слабее любовь, тем все больше о ней разговоров.

Лишь не любившие способны покушаться на права любви.

Бесчеловечно требовать от человека возлюбить людей, предающих его без зазрения
совести.



О чувствах

Утонченность душевного склада — результат воспитания чувств, укрепившего это
врожденное качество.

Самый мерзкий обман есть обман наиболее искренних, светлых и тонких из всех
человеческих чувств.

Полнота чувств возможна лишь в расчувствованном состоянии.

Злость ослепляет нас до полной слепоты, если ей не препятствуют добрые чувства и
светлые мысли.

Все бессердечное бесчувственно, а все бесчувственное бессердечно.

Не опошляйте благородных чувств золотом, бриллиантами, деньгами и тому подобной
мелочью.

Чувства тоже имеют вес. Скажем, неразделенная любовь, — это весьма увесистое
чувство.



О мечтах и надеждах

Чтобы неизменно получать желаемое, следует научиться правильно желать.

Исполнение ваших мечтаний зависит от вашего благоразумия.

Жизнь часто coкpyшает расцвеченные мечтами кopaбли людских нaдeжд oб острые
скалы дeйcтвитeльнocти, только это еще не причина, чтобы мы перестали мечтать и
надеяться.

Мечта должна быть труднодостижимой.

Оптимальное — это компромисс между возможным и желаемым.

Явь всегда далека от желаемого.

Невозможное предшествует возможному.

Радость ответственности — признак обретенного призвания.

Каждый имеет право брать от жизни то, что он желает, но не имеет права отбирать все
это у других.

Оглянувшись назад, с удивлением осознаешь: большая часть мечтаний юности
исполнилась как-то по-будничному неприметно.

Птицы летают просто потому, что им летается. Люди мечтают просто потому, что им
мечтается.

Скольким ненужным тяготам подвергает себя человек, становясь жертвой собственных
грез! Если мы видим, что кто-либо тратит свое время и усилия ради пустой,
несбыточной мечты, наша обязанность — предостеречь его от ложных ожиданий.

Надежды и мечты не гарантируют собственного исполнения.



О милосердии

Поиски человеческого в человеке следует начинать с достоинства и милосердия.

Истинно добрый человек не видит собственного милосердия.

Люди нередко возмущаются бездушным отношением окружающих к своим несчастьям,
но поразительно легко находят оправдания себе, когда они приходят к остальным.

Великодушие, в отличие от подлости, не заразительно.

Какое качество я более всего ценю в других? Это — готовность человека оказать
другому помощь в час беды. Боже, благослови того, кто бескорыстно помогает людям в
трудную минуту!

Доброта может быть только искренней. Все остальное — либо жалость, либо
снисходительность, либо простой расчет.

Сердечное тепло — лучший из всех плодов благодеяния.

Милосердие — это прежде всего сострадание.

Будь человечным и не преувеличивай своей суровости.

Протянуть руку помощи терпящим бедствие людям — значит вновь подтвердить то, что
ты человек.

Безжалостные люди долго не живут и конец их обычно ужасен.

Всяк из нас человечен настолько, насколько далек от жестокости.

Жестоко ошибется тот, кто будет делать ставку на жестокость.

Глупость, невежество и суеверия — главные вдохновители жестокости.

Гуманности не подобает быть слепой или наивной.

Люди ли те, кто получает наслаждение, наблюдая пытки? Если да, то, конечно,
больные.



О гордости и самолюбии

Тот, кто способен там, где это нужно, урезонить свое самолюбие, в тысячу раз сильней
того, кто этого не может.

Ложные представления о чести и достоинстве — это не только самый краткий путь к
бесчестью, но и источник более серьезных жизненных трагедий.

Люди, готовые во имя личной чести растоптать чужую, чести не имеют, ибо не
понимают, что такое честь.

Что может быть глупее самолюбования, особенно в преддверии каких-либо серьезных
испытаний?

Самолюбие это настолько ранимая вещь, что нанести ему укол можно десятком тысяч
самых разных способов.

Самое долговечное и глубочайшее из чувств, это привязанность людей к самим себе.

Не шутите с чужим самолюбием и особенно остерегайтесь задеть самолюбие тех, кому
многим обязаны.

Честь никогда не добывается путем попрания чужой или посредством унижения
собственной.

Человеку, который тактично укажет тебе на просчет, не задев самолюбия, следует быть
благодарным вдвойне.

Грань между гордостью и гордыней пролегает там, где человек утрачивает правильные
представления о собственном достоинстве.

Без благородства гордость быстро вырождается гордыню.

Подчиняй свою гордость достоинству.

Честь и достоинство не опускаются до мелочных придирок.

Кто озабочен поисками истины, тот забывает о своей гордыне.

Все на свете чувствительны к лести. Сама же лесть тонка и действенна настолько,
насколько совпадает с тем, что люди сами о себе думают и как себя оценивают.

Kaждoмy нpaвитcя, когда eгo похвaлят, но только опытные люди отличают искреннюю
похвалу от тонкой лести и в состоянии избежать ошибочных шагов, что совершаются
под впечатлением приятных заблуждений.

Прямодушная речь мало в ком вызывает любовь. Большинство из людей обожает
внимание с тонким вплетением лести.

Умный не спорит с окружающими и не доверяет им столь безоглядно, как они хотят.

Нужно быть обладателем чести, а не ее невольником.

Никто не сможет обрести достоинство с помощью всяких «статус-символьных
наборов», ибо оно проистекает из того, что обретается в душе.

Путь к неподдельному достоинству лежит в обход гордыни.

Всякий из нас — песчинка на Земле, как и она сама — пылинка в Космосе. Это не
умаляет нашего достоинства, но отражает глупость человеческой гордыни.

Только страдания разрушают суетное самомнение людей, ибо доказывают, что они —
всего лишь люди.

Если кому-то что-нибудь нельзя, многие постараются принудить его к этому, дабы
потешить собственное самолюбие.

Всякий, кто думает лишь о самом себе, думает о себе один.

Мы склонны придавать всякому делу большее значение, чем оно заслуживает, если
того желает наше самолюбие.

Ох, уж мне эти глупые дуэли! Достопочтенные писатели, поэты, и все люди вообще, —
больше не позволяйте себе умирать подобным образом! Человечество ждет от вас
большего, нежели это!

Гордыня — это гордость, заболевшая высокомерием.

Тот, кто доходит до пренебрежения собственным достоинством, вряд ли может
расчитывать на уважение.

Ничья гордыня, кроме собственной, не унижает обладающего подлинным
достоинством.

Нет ничего, ради чего бы стоило пренебрегать самим собой.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:29 | Сообщение # 16 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
Искренность и притворство

Люди не ведают имен наиболее выдающихся актеров, ибо играть на сцене много легче,
чем в реальной жизни.

Притворная благожелательность менее предпочтительна, чем искренняя неприязнь.

Двуличие, в конце концов, обманет все личины человека, склонного к нему.

Всяк из людей хитер на свой манер.

Разница между выставляемой на вид и подлинной натурой человека — самая точная
характеристика последнего.

Лучше не доверять любезности злопамятного человека.

Кто избавил себя от каких-либо строгих критериев, по долгу совести не должен
применять их и по отношению к другим.

Всяк тихо ненавидит тех людей, перед которыми он вынужден заискивать.

Всякая незаслуженная похвала — либо всего лишь безобидный комплимент, либо
серьезная проверка на разумность.

Подлая суть опознаваема в любых обличьях.

Глупые куклы умных куловодов часто всерьез воображают себя Гамлетами и
Офелиями.




О юморе

Смех, добродушный юмор — лучшая забава для души.

Жить в этом мире следует легко и весело, в добрую шутку обращая все, над чем
уместно пошутить.

Хороший юмор сдабривает жизнь. Насмехаться над ближним нельзя, а подтрунивать —
можно и нужно.

Всякому опытному химику известно, что лакмусовые бумажки порой краснеют от
обыкновенного стыда или синеют еще до начала опыта от прошибающего их озноба.

Смех и приятные эмоции — лучшее средство против стрессов и депрессий.

В жизни мне повстречалось немало людей, чья уверенность в происхождении от
обезьян не вызывала у меня серьезных возражений.

Громче всего призывы к солидарности, сопровождаемые обвинениями в эгоизме,
провозглашаются бездельниками в адрес успевающих перед экзаменом.

Все разумное любит шутить соответственно зрелости разума.

Суть извечной проблемы «отцов и детей» в основном заключается в следующем:
молодые хотят, чтобы их опекали деньгами, а не назиданиями, тогда как старшие
охотно делятся вторым и неохотно — первым.

Дольше других смеются тот, кто понял все, и тот, кто вовсе ничего не понял.

Переизбыток юмора такая же беда, как и его отсутствие.

Берегите хотя бы остатки здоровья! Их, в принципе, хватит надолго.

Реализация женского начала обычно требует мужской инициации.

Отсутствие еды еще не повод для отмены обеденного перерыва.

Шекспир был не единственным, задавшим человечеству головоломную загадку
авторства. Вот, например, поэт Омар Хайям. Если вы почитаете стихи, подписанные
этим именем, то перед вами предстает циничный богохульник, горький пьяница и,
вообще, недостойная личность. А если спросите о нем иранских мусульман, то вы
услышите, что это был мудрец, талантливый ученый и благочестивый человек. Я много
лет пытался разобраться с этим делом, но, честно говоря, так и не смог понять, какой
из этих двух Хайямов настоящий.

Как приятно вернуться в свое полушарие! (Сказано после посещения США)

После сытной еды даже самая злая собака на время становится доброй.

Сколько на свете городов — столько и градоначальников. Они есть даже в городах без
жителей.

Не все дубы берут свое начало с желудей.

В наш просвещенный век всяк уважающий себя должен уметь читать, хотя бы по
слогам и считать, пусть хотя бы в пределах получки.

«Где начало того конца, которым оканчивается начало?» — вопрошает Козьма Прутков.
Ясное дело, — перед серединой этого конца!

Если судить по выводам психологов, «хомо истерикус» уже догнал по численности
«хомо сапиенс».

Всякий, кто понимает разницу между аркебузирами и бузотерами, может вполне сойти
за образованного человека.

Секрет заварки «фирменного» чая больше всего интересует тех, кто экономит на
заварке.

Что это вы так распереживались за судьбу планеты? Знайте, покуда существует
Голливуд, эта фабрика супергероев-спасателей, за судьбу человечества можете не
волноваться!

Всякому в жизни, хоть единожды, но доводилось быть «произведенным в мамамуши».

В наш просвещенный век даже "мартышкин труд" имеет своих собственных экспертов.

Почтенного Декарта, заявившего, будто «больные желтухой видят все в желтом цвете»,
в моих глазах немного извиняет то, что сам он ею, очевидно, не болел.

Нет, я не Байрон, я — гораздо хуже. (Подражание классику русской поэзии)

Даже куры, которых достаточно скоро съедят, выглядят жизнерадостней, чем
большинство из рефлексирующих интеллигентов, любящих полакомиться ими.

Пассив актива — это часто то же самое, что и актив пассива.

Голые факты часто представляют человека в непотребном виде.

Как вы сказали? Бескорыстный ростовщик? Тогда я, – самолет АН-12.

Всякий в итоге попадет в историю, только в разном масштабе и качестве.

Верно сказано, дескать: имеющий уши — да слышит, а имеющий ноги — да смоется
вовремя с небезопасного места.

Какая жалость, что аванс обычно выдается в счет зарплаты.

То, что детей приносит аист, выдумали алиментщики.

Встретив скамейку с надписью «Покрашено», опытный скептик должен прикоснуться к
ней, дабы собственноручно убедиться в этом.

Всякую вещь нетрудно отыскать, если вспомнить, куда положил.

Здравый смысл ничем не заменишь, — проверено.

Предвидеть будущее в принципе легко, поскольку многое в нем можно угадать заранее.
В частности, можно быть уверенным, что, сколько бы веков ни миновало, женщины
будут так же ныть, что им, мол, просто нечего надеть, а их мужья — сердиться на
обилие тряпья.

Не кричите, поскольку не всякий стакан может выдержать бурю, которая в нем
разразилась.

Без анекдотов юмор скоро состоял бы из одних "официально разрешенных шуток".

Мастер смеха умеет смеяться с серьезным лицом.

Лишь добродушный юмор позволяет посмеяться над собой, тогда как самолюбие,
боясь уколов, принуждает нас оттачивать пустое остроумие, дабы использовать его как
шпагу для защиты.

Во все века удобнее всего было принадлежать к числу сторонников умеренного
прогресса.

Не ломитесь в открытую дверь, проломите дыру по соседству.

Тот, кто не был женат, зря считает себя мудрецом.

Придавать человеку уверенность в завтрашнем дне — главное назначение
холодильника.

Иной прислушается к внутренним ощущениям, однако слышит лишь урчание в желудке.

Всем подряд улыбаются только работники сервиса, кандидаты до выборов, торговые
агенты и американцы.

От лавровых венков наибольшая польза бывает в кулинарии.

Лучшее средство уточнения прогноза завтрашней погоды — выслушать все
альтернативные прогнозы, выбрав нечто среднее.

Бывает так, что яблоку и вправду некуда упасть, но с кирпичом такого не бывает.

Склонность яиц к поучению кур приняла в наше время массовый характер.

Мелкое подхалимство — вещь вполне житейская.

Наиболее частыми поводами для обращения в стоматологию были и остаются кариес и
зубоскальство.

В том, что дареному коню нужно заглядывать не в зубы, а совсем в другое место, — в
этом еще троянцы убедились на печальном опыте.

Быть философом — дело нелегкое. Иной раз так раскинешь мозгами, что долго не
можешь собрать.

На экранах компьютеров у монстров, обожающих играть в «стрелялки», в качестве
таковых будут, конечно, люди.

Я убежден, что ложка дегтя не испортит бочку меда в целом. Надо лишь аккуратно
выбрать деготь вместе с окружающим его медком или наоборот все тщательно
перемешать до получения однородной массы.

Всякий разрыв между теорией и практикой ясно свидетельствует о разрыве практики с
теорией.

Дружба с родителями — вещь беспроигрышная.

Как-то давно, во время службы в армии, мы с офицером тыла громко спорили насчет
солдатских фляжек. Это услышал проходивший мимо командир полка и, отругав обоих,
приказал нам возлюбить друг друга, как самих себя, а замполиту части поручил взять
это под контроль.

Храни капусту у волков, а колбасу — у зайцев.

Сколь многое я понял в этой жизни, перечитав «Му-му» в четырнадцатый раз!

Политика — это один из основных разделов психологии и психиатрии.

В юные годы я неважно разбирался в математике, но выручало некоторое знание
психологии. А позднее на помощь пришли калькуляторы.

С точки зрения дворника, самый тяжелый грех — это когда кто-нибудь бросил мусор на
его участке, а непростительный — когда кто-либо ненадолго попросил его метлу и не
вернул.

Из всего множества восточных единоборств, я предпочитаю АКС-74 и гранаты ударно-
контактного действия.

Лучше надежный и производительный компрессор, чем иной никудышный профессор.

Вы спрашиваете, что такое замешательство? Представьте состояние бывалых
офицеров, которых юное, невинное создание в летнем платьице, вдруг попросило
объяснить ей, что такое любовь.

Во все века люди любили песни, только репертуар со времен коллективной охоты на
мамонтов почти не изменился. Так, мужчины обычно поют о женщинах, а те — о
мужчинах. В основном это песни о чувствах, где прежде поют: «Ах, какая ты прелесть!»,
а позже: «Какая ты дрянь!» Есть также песни о любви к животным. Например, эскимосы
веками поют о своей неизбывной любви к тюленям, африканцы — к слонам, бедуины —
к верблюдам. Есть еще политические песни, так сказать, «навстречу Октябрю». Их с
надрывом какое-то время поют, в основном напоказ, после чего слова, как правило,
меняются, тогда как музыка довольно часто остается. Есть направление, воспевающее
достижения прогресса. Стоило, скажем, появиться эскалатору, сразу заголосили про то,
какая это замечательная штука. А уж когда на свете явился видеомагнитофон! Есть и
еще с десяток направлений, однако в целом человеческий репертуар на удивление
скуден. Как известно, на вкус и на цвет и т.д., однако, лично для меня нет хуже пошлой
песни про любовь, что исполняется ослиным голосом под аккомпанемент технического
шума.




О зависти

Зависть к чужим успехам начинается с неуверенности в собственных силах.

Зависть людей лишь демонстрирует, насколько они чувствуют себя ущербными и как
сильно обижены счастьем других.

Необходимо стать счастливым самому. В этом спасение от зависти к чужому счастью.

Лучшее торжество над завистью и недоброжелательством — очередной успех.

Если ты позавидовал птицам, то вспомни о коршунах. Если рыбам, то вспомни о щуках.
Если ты позавидовал людям, то вспомни о горе, болезнях и смерти, которым
подвержены все, и поймешь, что особо завидовать нечему.

Люди могут предать, деньги кончится, а удача отвернуться. Только зависть пребудет с
тобою всегда, ибо вокруг полно глупцов, которые всегда найдут, чему завидовать.

Блеск всегда привлекает сорок и завистников.

Среди всех разновидностей зависти самая глупая — это взаимная зависть.

Люди нередко приукрашивают собственное положение, чтобы повысить свою
значимость или же избежать злорадства недоброжелателей, а впоследствии часто
страдают от завидующих их вымышленному благоденствию.

Люди, что судят о своих успехах лишь по тому, какую зависть это вызывает у других, не
понимают, что она слепа.

В годы успеха человеку много кто завидует, а в годы бедствий мало кто сочувствует.




О наслаждениях

Позабывший о мере лишает себя удовольствий, ибо пресыщенный не ощущает
радости от благ, которыми располагает.

Человек должен быть расположен к тому, что способно улучшить его настроение, не
ухудшая морального облика.

Самый правильный путь поддержать позитивный настрой — обращение к радостям
жизни.

Способность чувствовать — источник наших наслаждений

Человек не рождается с тягой к возвышенным наслаждениям. Эта потребность
появляется с течением времени, в меру развития его духовных сил.

Без наслаждений разума, души и сердца счастье человека может быть только этаким
полуживотным счастьем.

Скуку способен одолеть лишь тот, в ком много внутренних сокровищ.

Мелочность помыслов и ограниченность понятий чаще всего проистекают из убогих
интересов и вульгарных развлечений.

Спасти от скуки могут лишь полезные занятия, периодически сменяемые
развлечениями.

Пресыщение — смерть удовольствия.

Болезненная жажда денег или удовольствий делает людей жестокими даже по
отношению к их родным и близким.

Всяк находит себе удовольствие соответственно мере испорченности.

Разум и сердце не должны страдать от угождения телу.

Душевная и умственная слепота есть разновидности мировоззрения. Люди почти
всегда предпочитают что-нибудь забавное и развлекающее полезному и
поучительному.



О настроении

Многое в настроении определяет общий жизненный настрой. Если ты полон радостью,
то сразу видишь, как прекрасен мир.

Преодолеть тоску и скуку можно лишь при помощи занятий более возвышенных,
нежели те, которые их навеяли.

Каждый имеет право на душевный отдых, а потому у всякого из нас должен быть свой
укромный уголок и в доме, и в душе, куда никто не может вторгнуться без разрешения.

Ну-ка, развей свою печаль, пока она не обратилась у тебя в привычку!

Не мешайте себе жить спокойно. Для этого важно понять, что почти все проблемы,
которые мучают вас, разрешаются с помощью ваших усилий, а часто и сами собой. Те
же, что, несмотря на это, остаются, следует просто относить к неразрешимым.

Не печальте себя, лучше радуйте всеми доступными и благоразумными способами.

Нет смысла что-то делать без уверенности в том, что все усилия увенчаются успехом.

Скуку возможно одолеть лишь заполняя голову полезными и интересными вещами.

Несчастный, не считающий себя несчастным, как и счастливый, не считающий себя
счастливым, таковыми считаться не могут.

Всякое дело выйдет лучше, если взяться за него в хорошем настроении.

Часто людей одолевают раздражение и злость, тем более тягостные, что они не знают,
как от них избавиться.



О переживаниях

От беспокойных помыслов и тягостных забот легче всего освободиться с помощью
стремления к новой и радостной жизни.

Всякое изменение к лучшему берет начало с наведения порядка в голове.

Всякий, кто мнит себя несчастным, должен оглянуться на других и осознать, что далеко
не так несчастлив, как ему казалось. Если же не сумеет, значит, дело плохо, ибо никто
не облегчит страдания несчастных по призванию.

Чтобы освободиться от тревожных дум, нужно отвлечь себя на что-то интересное.

Если кто-либо из людей всякое недовольство окружающих воспринимает как
предвестие беды, то это знак душевного излома. В таких делах, как и повсюду, нужно
руководствоваться благоразумием.

Смех сквозь слезы гораздо полезней, чем слезы сквозь смех.

Настанет день, когда вы будете смеяться над своими нынешними трудностями.

Хорошо окружать себя теми вещами, которые нравятся, теми, с которыми связаны
самые лучшие чувства и воспоминания.

Чтобы найти покой, надо, прежде всего, избавиться от комплекса несуществующей
вины и от переоценки значимости собственной персоны.

Благость души заключена в богатстве и разнообразии ее движений. Благость ума — в
преобразующем потенциале наших мыслей. Благость же человеческого сердца — в
щедрости палитры чувств и глубине доступных нам переживаний.

Не тоскуй о потерянном, а замести утраченное новым.

Это имеет место только потому, что, как и остальные люди, ты — всего лишь человек!
Так осознай же это до конца и успокойся.

Несомненно лишь то, что успешно прошло сквозь горнило глубоких сомнений.

Не считайте обид! Лучше сделайте так, чтобы ваши обидчики сами же и возместили
ущерб, каковой нанесли.

Чтобы держать эмоции в узде, нужно тренировать себя в спокойной обстановке.

Неудачи случались со всеми людьми и во все времена, потому-то не нужно впадать из-
за них в затяжную депрессию, и уж тем более — переносить на жизнь вообще.

Все, что случилось, нужно обращать на пользу.

Кто чересчур скорбит и слишком много плачет, тот поневоле вскоре будет вынужден
смеяться.

Всякие злые радости — начало будущих скорбей.

Мучимый беспокойством на роскошном ложе — просто бедняк в сравнении с
безмятежно спящим под лоскутным одеялом.

Безмятежный не знает печали, поскольку он знает печаль.

Большая часть того, что нас пугает — это выдуманные нами пугала.

Нет нужды в ободрении тех, кто охвачен желанием действия.

Не проси у судьбы для другого того, чего сам получить не желаешь.

Мы всегда совиновники собственных бед.

Не спрашивай — за что? Спроси — зачем?

Человек успокоится, если поймет, как назначено жить человеку.

Радость обязывает больше горя.

С любой проблемой можно совладать, если не отдавать свой ум во власть амбиций и
эмоций, а оставаться в плоскости разумного мышления.

Чем поминать плохое, лучше поспешить к хорошему.

Не позволяй плохому свить гнездо в твоей душе и уж тем более — высиживать
птенцов.

В пустых страданиях, как и в бездумных радостях, нет ничего хорошего.

Правильней разрешать свои сомнения, а не бороться с ними.

Лучшее утешение — это исправление допущенной ошибки.

Все неприятное воспринимайте в качестве уроков, а все приятное — как перемену
между ними.

Не ходи босиком по осколкам обид, пожалей свое сердце и разум. Лучше вымети их из
души навсегда, а свободное место заполни приятными воспоминаниями.

Если ты ничего не видишь впереди, — вглядись внимательней, покуда не уперся лбом.

Чем человек умней и благородней, тем тяжелей ему прощать ошибки самому себе.

Необходимо улыбаться жизни и тогда, когда от боли уже просто сводит скулы. Кроме
всего, это еще и лучший способ избавления от тягостных переживаний.

Сколь бесполезно все, что выстрадано мнительной натурой.

Мудрость освобождает человека от душевного уныния и тирании беспокойства.

Опутанному сетью беспокойных дум, мрачных фантазий и тревожных грез, жутких
предчувствий, безотчетных страхов, все представляется гораздо более сложным и
запутанным, чем есть на самом деле. Это тяжелая душевная болезнь, от каковой
возможно исцелиться, только взглянув вокруг открытыми глазами и увидев, как
радостна жизнь.

Озлобленной интеллигенции не существует.

Многие образованные люди попросту переборщили с внутренней трагедией и от этого
стали несчастны. В жизни есть вещи, усложнять которые не стоит.



О злословии

Люди всегда готовы верить сплетням, выставляющим других в столь неприглядном
свете, что в сравнении с ними они представляются сами себе образцом добродетели.

Человек должен жить главным образом в собственном мнении, а не в чужих.

Психология многих людей такова, что они о плохом человеке охотнее скажут хорошее,
а о достойном — плохое.

Грязь никогда не отлипает полностью от бросившей ее руки.

Тот, кто судит о ком-то по слухам, не только наивно обманут, но сам же себя обобрал,
потому что лишился тех благ, каковые он мог бы извлечь из прямого общения с ними.

Кто из людей смог избежать злословия других? Если кто и уверен, что смог, значит,
просто не знает об этом.

Грязные слухи — оружие негодяев.

Ворон выклевывает человеку глаз, а клеветник выклевывает сердце.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:30 | Сообщение # 17 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
НЕПОЗНАННОЕ

О мироздании

Мир изначально полон смыслом бытия.

Люди быстрее поняли бы мир, если бы принимали во внимание только то, что
предъявляется им фактом своего наличия.

У достоверно знающих людей поиски внеземного разума не вызывают ничего, за
исключением жизнерадостного смеха.

Сколько бы времени еще ни миновало, большая часть секретов мироздания будет все
так же оставаться за пределом человеческого знания.

Каждое новое мгновение бытия, реализуясь по мозаике причин и следствий, поглощает
предыдущее и потому в реальности есть только настоящее.

Прошлого нет, есть только информация о нем, тогда как будущее существует в виде
бесконечно сложной мозаики причин и следствий, ежесекундно изменяемой из
настоящего посредством мыслей, слов и действий всего сущего.

Сущность реальности заключена в ее общекасательном характере и проверяемом
наличии. Все остальное — это только видимость и все искусственно поддерживаемые
людьми "картины мироздания" обречены на то, чтобы однажды рухнуть.

В чем исток всех вещей? В устремлении давшего им бытие к всеобщему благу. В чем
итог всех итогов и смысл бытия всего сущего? В достижении блага исполненных
предназначений, слагающих высшее благо Вселенной. В чем тогда заключается
высшее благо Вселенной? В благе существовать во всем многообразии сущего,
счастливо избежавшего небытия, ради взаимной пользы и гармонии, согласно замыслу
и воле своего Творца.

Все на свете имеет разумное объяснение. Если же предлагаемое объяснение
неразумно, значит, оно неверно, кем бы последнее ни приводилось.

Принцип Гермеса Трисмегиста, утверждавшего: "Как наверху, так и внизу", весьма
ошибочен, ибо к тем сферам, каковые он имел в виду, такого рода аналогии
неприложимы.

Все книги прошлого и настоящего, в которых делались попытки объяснения
мироздания, были написаны продвинувшимися в познании истины, но все-таки людьми.
Это определило ту существенную разницу, что сохраняется между их содержанием и
непреложным положением вещей.

Во Вселенной ничто не возникло само по себе.

Все во Вселенной информационно и взаимовлияемо.

Жизнь вездесуща, в том числе разумная.

В каждой капле воды отражается все мироздание.

Все, что есть, существует постольку, поскольку есть где-то еще.

Нет вещей неподвластных ни воле, ни разуму. Все неразумное сотворено и
управляется разумным.

Все разумное взаимосвязано в разуме.

Мир един: все во всем. Все вокруг обновляется с каждым мгновением.

Ответ на большинство вопросов в отношении окружающего мира всякий из нас может
найти в глубинах собственного существа.

Первое, что необходимо сделать человеку для выяснения его подлинного места во
Вселенной, — не считать себя центром последней.

Если бы люди ведали о колоссальной, хоть и невидимой для них работе разума,
осуществляемой ради того, чтобы они могли существовать, это бы обязало их скорей и
глубже осознать свое предназначение и обязанности во Вселенной.

Самые поразительные тайны бытия отделены от человечества только вуалью их
невероятности с привычной точки зрения.

Человек должен жить в своем собственном мире, для которого создан, не пытаясь по
собственной воле проникнуть в чужие миры (измерения). Его не ждет там ничего
хорошего.

Человек! Не ломай ничего во Вселенной!

Что простительно древности, то не простительно космической эпохе.

Звезды видны с Земли, чтобы манить людей к исследованию Вселенной.

Человечество не доберется до звезд, не познав свойств веществ, из которых оно
состоит.

Разум соединяет нас со всем разумным во Вселенной. Глупость же наша разрывает эту
связь и превращает человечество в изгоя.

Сколь бы ни был учен и велик человек, очень глупо считать, будто что-то, что он
говорил или делал, могло глубоко изменить суть и облик этого мира.

Тьма — это тоже свет, только иного рода. Не считайте ее чем-то страшным, не бойтесь
ее, а любите, как любите свет. Большая часть физической Вселенной пребывает в этом
темном свете.

Мир состоит из временного, перемешанного с вечным.

Как бы ни был широк кругозор, его взгляд все равно не охватит всего. Наблюдающий
мир должен помнить, что он человек, в силу чего доступная ему картина мироздания
сформируется лишь по прошествии множества времени из миллионов отдельных
фрагментов.

Энергия, во всем ее многообразии, это эквивалент всего, что есть на свете.

Непримиримых противоположностей не существует, потому что они то и дело должны
примиряться друг с другом, и на этом построено все равновесие в мире.

Поиск единства в многообразии сущего — ключ к глубочайшей тайне Мироздания.

Жизнь человека столь же относительна, как и все сущее в физических Вселенных.

В мире присутствуют весьма причудливые формы бытия, разнообразие и
многочисленность которых далеко выходят за пределы нашего воображения.

Место, которое ты занимаешь во Вселенной, именно твое.

Ничто — это все то, что до сих пор еще не получало бытие, ибо все существующее в
Мироздании, — это уже нечто.

Разгадка многих странных происшествий заключена в покуда неизвестных нам законах
мироздания.



О природе вещей

Важно не только разобраться, каково действительное положение вещей, но и понять,
почему это именно так.

Форма это всегда немного содержание, а содержание всегда в какой-то мере форма.

Тот, кто меняет сущность целого, тот неизбежно изменяет сущность составляющих его
вещей.

Все имеет обратную сторону. Даже она сама.

На свете существует множество вещей, слишком простых, чтобы их можно было
объяснить.

Все относительно, включая относительность.

Думаю, что Гермес не прав: все подвижное движется не в неподвижном, а в
движущемся, только с иною скоростью, на основании иного принципа и в ином
направлении. (По канве изречения Гермеса Трисмегиста «Все подвижное движется не в движимом, но в
неподвижном».)

Будучи подлинными, вещи и явления не изменяются от переименования последних.

Неизбежность возможного проистекает из нашего непонимания сущности этих явлений.

Всякая вещь, как и все сущее, есть воплощение той или иной идеи.

Всякий необъясненный факт является проблемой философии, ибо все установленные
факты равнозначны в качестве частиц, слагающих реальность.

Для отыскания истины вещей необходимо помнить, что они едины в их первооснове и
разделяются в процессе сотворения, следуя своим программам, вложенным свыше
сообразно назначению каждой.

Хаоса нет, а существует лишь особый вид порядка.

Мы живем в мире слов и вещей, и познаем одно при помощи другого.

Многие вещи, представляясь самоочевидными, могут предстать нашим глазам совсем
иными, будучи рассмотрены иначе.

Смысл вещей заключается в их назначении, взаимосвязи и чередовании фаз бытия на
пути от предвечных начал к поглощающей и восполняющей все преходящее Вечности.

Все ответы хранятся в природе вещей.

Все очевидное невероятно лишь настолько, насколько наблюдающий его далек от
понимания очевидного.

Лишь памятуя о взаимосвязи всех вещей можно судить о назначении последних.

При попытках понять суть вещей, постоянно имейте с собой здравый смысл, словно
некий спасательный круг, а иначе утонете в собственных мыслях.

Единое слагается из противоположностей. Посему, ни о чем не суди по частям, чтобы
не углубляться в ложные догадки.

Суть всякой вещи можно разглядеть, если смотреть в нее проникновенным взглядом
мудрости.

Крупное состоит из мелкого, мелкое состоит из крупного и вдобавок все это способно
усваивать свойства друг друга.

Вещи, которые вы видите вокруг, — видите в первый раз, ибо впервые наблюдаете
такими, каковы они сегодня.

Наши мерки вещей чрезвычайно убоги в сравнении с их бытием.

Вещь в себе — это то, что таит в себе много вещей.

Каждая вещь несет следы присутствия других.

Простота — основное условие существования сложных вещей.

Только бесформенное может принимать любую форму.

Не иди против хода вещей, наслаждайся и пользуйся ими по ходу.

Ничто вокруг не состоит только из самого себя.

Все вокруг обладает единственно подлинным смыслом и множеством мнимых.

Не постигший величия неба не сможет понять скрытой сути вещей на земле.

В целом, мы никогда не «называем вещи своими именами», ибо не ведаем их
подлинных имен.

Главный принцип устройства вещей заключен в сочетании сложности и простоты.

Ценность всяких вещей постигается их разумением.

Все то, что движется, может быть остановленным в своем движении. Все, что не
движется, может быть побужденным к этому помимо своего желания.

Все способно испортиться, только по разным причинам.

Вокруг людей всегда есть множество вещей, которые они не могут объяснить в теории,
что не мешает пользоваться ими в повседневной практике.

В мире нет абсолютно похожих вещей, ибо всякая чем-то отлична от прочих.

Разобраться в началах серьезных вещей можно лишь продвигаясь от следствий к
причинам.

Разум обязывает нас предпринимать попытки обретения правильного понимания
вещей, даже рискуя в чем-то ошибиться.

Все вокруг познается в сравнении, кроме того, что несравненно в каждом.

Люди не ведают действительных границ духовного и материального.

Причину всякого явления нужно искать в том, следствием чего оно является, и
приближаться к ней путем вопросов, сама постановка которых дает больше, чем ответ.

Мера дозволенного и недозволенного часто отмеряется неточным инструментом.

Сущности и впрямь не следует умножать без необходимости, но и ее не следует
считать критерием в определении их реальной численности.
(По канве изречения У.Оккама: «Сущности не следует умножать без необходимости»)



О невидимой реальности

Мир видят все, но мало кто приглядывается, из-за чего люди не понимают то, что
происходит за его фасадом.

Самая смелая фантастика меркнет в сравнении с невидимой людьми реальностью.

Если бы в мире было только то, что мы сегодня видим невооруженным глазом или с
помощью приборов, то он вообще не мог бы существовать.

Явное открывается лишь перед теми, кто не ленится приподнимать вуаль обыденности,
что покрывает окружающую нас реальность.

Люди не видят и не понимают большую часть окружающей их реальности. Иногда это
плохо, но, чаще всего, хорошо.

Лишь человек, воображающий себя «царем природы» может цепляться за
нагромождения ложных представлений, когда столь многое вокруг него прямо
указывает на наличие иной реальности.

Все, что вы видите вокруг себя, вкупе со всем невидимым, попросту делает свою
работу в этом мире.

Все, что доступно человеческим глазам, формировалось по невидимым для них
шаблонам.

Там, где властвует тьма, всюду есть и невидимый свет.

Пустоты нет нигде во Вселенной, есть лишь материя различных видов, плотности и
частоты.

Все вокруг многократно пронизано менее плотной субстанцией.

Люди не в состоянии прозревать невидимое без широкого взгляда на мир.

Главное из того, что есть в любых вещах, всегда содержится в их скрытой стороне.

Все, что мы видим, неразрывно связано с невидимым.




О времени

Вечность всегда берет свое, однако, позже отдает обратно.

Время, в котором мы живем, представляется нам наиболее важным в истории.

Каждый меряет время по-своему. Спортсмен — секундами, предприниматель —
часами, мыслитель — веками и тысячелетиями.

Время столь быстротечная вещь, что угнаться за ним невозможно.

Долговечно лишь то, что способно себя восстанавливать.

Каждой эпохе свойственны свои приметы и предметы.

Обогнать свое время легко, устремившись вперед своей мыслью.

В разных местах и измерениях Вселенной время движется по-разному. Есть и такие,
где оно не движется.


 
AtuaДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:30 | Сообщение # 18 |
Черный ворон
Группа: Администраторы
Сообщений: 328
Статус: Offline
РАЗНОЕ

О выживании в трудных обстоятельствах

В чем секрет выживания? В том, чтобы знать и учитывать, что вероятность того, что и с
вами случится плохое, постигшее прочих, как минимум, в дюжину раз выше той, что и
вам повезет так легко, как удача порой выпадает другим.

Если разум не в силах помочь вам добиться поставленной цели, то и автомат не
поможет. Если разум не может помочь сохранить вашу жизнь, то и бронежилет не
спасет.

Это несложно — умереть за правду. Чуть посложней понять: за правду надо жить, чем
и способствовать тому, чтобы она все больше укреплялась в людях.

Не доводите дело до бронежилетов, все уладьте раньше!

Встретив опасность с безмятежностью в душе, ты окажешься вдвое сильней, ибо страх
отнимает у нас половину того, что мы можем, а часто и больше. Сохраняй свой
рассудок холодным и что бы тебя ни пугало, спокойно готовься к защите.

Будь осторожен даже в самой безобидной ситуации. Помни: не всякий плотник, у кого в
руке топор.

Столкновения пешеходов часто заканчиваются гораздо более тяжелыми
последствиями, нежели столкновения автомобилей.

Я убежден, что, несмотря на достижения прогресса, самым надежным транспортом
были и остаются наши собственные ноги.

Человек не имеет морального права кого-то за что-то корить, если сам он еще не
прошел и не выдержал с честью испытаний подобного рода.

Гнев — лишь один из способов ответить на опасность и далеко не лучший.
Постарайтесь смутить наглеца, если он провоцирует вас на конфликт.

Самый короткий путь к желаемому — правильный. Самый правильный — тот, что
разумней. Самый разумный — тот, что безопасней, а наиболее безопасный путь и есть
кратчайший.

Будь осторожен: обходи троллейбус сзади, трамвай спереди, а к танку лучше вообще
не подходи.

Задним числом все видят то, чего не понимали прежде. Даже тогда, когда от этого
зависела их собственная жизнь.

Риск неуместен там, где есть возможность обойтись без риска. Смелость разумна
только в сочетании с осторожностью.

Выиграв партию в шашки у тигра, полезно задаться вопросом: во что ты играешь?

Чаще всего своею смертью умирает тот, кто так решил.

Употребление в пищу насекомых и рептилий представляется мне отголоском далеких
трагедий.

Проверяй тормоза перед выездом, ум перед въездом, а сердце, — вернувшись домой.

Где опаснее всего находиться в машине во время движения? Ясное дело, — в
багажнике.

Несчастный случай должен быть нелепым. В противном случае, он не является
несчастным случаем.

Принципу: «или пан, или пропал» можно следовать только при полном отсутствии
альтернатив.

Задолжавшие крупные суммы живут по доверенности.

Если попавший между молотом и наковальней не знает способа, как успокоить кузнеца,
то ему следует спросить совета у того, кто поставляет тому уголь для работы.

Благополучно переехав через мост, помяни добрым словом всех тех, кто его
проектировал, строил и оберегал до того дня, как он тебе понадобился.

Чем дальше в лес, тем стоны будут глуше.

Брать быка за рога можно лишь, если тот задремал, да и то осторожно.

В жизни, как на войне, чтобы уцелеть порой всего-то и нужно, что немножечко
пригнуться. Размышляя об этом в течение множества лет по ее окончании, я пришел к
выводу, что это в целом правильный подход, только в жизни не нужно сгибаться совсем
или слишком надолго.

Спуск, как ни странно, часто тяжелей подъема.

Никогда не веди одинокой борьбы с целым кланом, иначе погибнешь. Помни: клин
вышибают клином большего или, как минимум, такого же размера.

Попав в беду, не вздумай падать духом! Помни: отчаянье — самый короткий путь к
печальному финалу. Люди достойно выбирались из гораздо более серьезных ситуаций.
Прежде всего, перебери в уме традиционные решения проблемы, после чего обдумай
самые невероятные пути. Выбери нечто среднее, — то, что подходит именно тебе.
Определившись, собери в кулак всю свою волю и терпение, и пробивайся к выходу из
трудной ситуации, не ослабляя натиск столько времени, сколько потребуется, чтобы
одолеть беду.

Люди, наивно путающие лобовые стекла с лобовой броней, состязаются между собой в
праве прибыть на кладбище первыми.

Не торопитесь, взвесьте все как следует. Помните, что отвлечь от вас чье-либо
нездоровое внимание будет труднее, нежели его привлечь.

Мир ни мал, ни велик, ибо его размер зависит от того, что ты в нем ищешь или от кого
скрываешься.

Самым надежным способом защиты от стрельбы был и всегда останется самый
простой тактический прием: не становись мишенью.

Грубые методы чреваты тяжкими последствиями.

Бороться с чем-либо плохим следует тем, что было создано ему в противовес.

Рассчитать наперед свои силы — не трусость, а благоразумие.

Выход из трудной ситуации нужно всегда и всюду начинать с занятия правильной
психологической позиции.

В замкнутом круге тоже есть начало. Кто находит его, тот выходит из этого круга.

Психология осажденной крепости в первую очередь опасна для ее защитников.

Во всяком страхе не бывает ничего опасней страха.

Люди столь увлеченно носятся с разного рода мнимыми угрозами, что зачастую и не
замечают настоящих.

Надо бороться со своими страхами и глупостью, а не с инстинктом самосохранения.

Заблаговременное одоление страхов станет поддержкой человеку в трудный час его
дальнейшей жизни.

Кто может сделать, долго не пугает.

Если без риска обойтись нельзя, значит, настало время для оправданного риска. Если в
подобном случае кто-либо побоится рисковать, то и без риска потеряет все, чего он так
старался не лишиться.

Есть люди, совершенно искренне уверенные в том, что помогли другим в их трудный
час своим нытьем.

Самый надежный способ не расстаться с головой, — это использовать ее по
назначению.

Сложная ситуация имеет свойство ухудшаться, будучи предоставлена людьми самой
себе.

Летать и плавать следует учить заранее.

В целях обнаружения выхода, чаще всего необходимо просто изменить подход.

Пулеметы и магия друг против друга бессильны.

Самоорганизация — первое из условий выживания людей в тяжелых обстоятельствах.

Вера во всемогущество чернил часто приводит к близкому знакомству со свинцом.

Не стремитесь идти до конца, если нужен не он, а какой-то иной результат.

Помещений с единственным выходом не существует.

Самая хитроумная ловушка та, где от потенциальной жертвы требуется все ее
упорство, ум и сила, чтобы в нее попасть.

Ну-ка, взгляни-ка на меня по-человечески! И не стесняйся говорить со мною вежливо.
Только так ты получишь все то, что тебе причитается. И даже сверх того, — просто за
вежливость и обходительность. В противном случае мы скоро поменяемся с тобой
местами, и тебе это вряд ли понравится.

Не оставляй себя в беде или хотя бы в неприятном положении. Помоги себе грамотно
выбраться из ситуации с помощью разума и ухищрений, но непременно сделай
правильные выводы из происшедшего.

В отличие от животных, выживание — не главная проблема человека.

Так называемое право сильного предполагает право слабого на выстрел в спину или
что-нибудь подобное, сводящее все превосходство «сильного» к нулю.

Если идти куда-то или не ходить туда равно небезопасно, лучше пойти, дабы
благоразумно устранить или хотя бы просто отдалить опасность.

Самый опасный меч — невидимый, самый опасный враг — непредсказуемый.

Так, говоришь, пришел поговорить спокойно? Если так, почему бы тебе ни убрать
указательный палец с курка? Или ты возомнил, что еще был бы жив, если бы мне и
впрямь понадобилась твоя смерть? Так что не льсти себе. Лучше садись, давай
поговорим спокойно. (Из разговора с рэкетиром в начале 90-х годов 20-го века)

Люди делают глупые вещи, когда паникуют. Даже в самый отчаянный миг сохраняйте
спокойствие и рассудительность.

Умные зайцы разбираются в терминологии волков, и потому, в отличие от глупых, чаще
остаются живы.

Не посылайте клоунов предупреждать собравшихся на представление зрителей о том,
что в цирке начался пожар.

Не побеждайте смерть ценою жизни. Это неравноценный и невыгодный обмен.
Побеждайте ее пониманием истины, разумом и достоверными знаниями, хитроумием
или умениями.

Употребив все силы своего ума в целях преодоления трудных обстоятельств, человек
обнаружит себя в совершенно иной ситуации.

Живи спокойно, ничего не бойся. Только не путай крышку от кастрюли со щитом.



О секретах

Если ты очень хочешь что-то разузнать, то, прилагая должные усилия, узнаешь. Лишь
бы потом об этом не жалел.

Не подменяйте сбора нужных сведений простым угадыванием.

Кто злоупотребляет тайнами, тот никогда не сохранит своих секретов.

Секретов не выбалтывает только тот, кто их не знает.

Умный хранит свои секреты там, где заинтересованные в их раскрытии лица попросту
не догадаются искать: ну, например, под самым носом у последних.

Люди сначала глупо поверяют свои тайны, ну, а впоследствии, даже готовы к
крайностям, ради неразглашения последних.

Умные люди не пренебрегают никакой возможностью без проблем получить более
полные и достоверные сведения по всякому интересующему их вопросу.

В мире людей не существует тайн, в которые никто не в состоянии проникнуть. Польза
от них не слишком велика, особенно в сравнении с вредом, который может причинить
владельцам тайн проникновение в их секреты посторонних.

Явь всякой тайны заключается в ее наивности.

Мир секретных спецслужб — это мир ненормального поведения умных людей, во всем
прочем нормальных.

Детектор лжи порой ломается из-за переизбытка правды.

Есть вещи, о которых надо знать, а есть такие, о которых лучше не иметь понятия.





Понемногу о разном

Если правило без исключения, значит, это не правило, а исключение. Исключение, раз
повторившись, становится правилом.

Все должно принести свою пользу.

При непрочном фундаменте, все остальное уже не имеет большого значения.

Самые продолжительные путешествия мы совершаем, не переступив порога
собственного дома.

Никогда не доводите до абсурда принцип: «Никогда не говори: «никогда».

Трудно воздвигнуть каменную крепость там, где лишь песок служит единственным
материалом для постройки.

Да, это верно: каждому — свое, но лишь когда оно имеется у каждого.

Абсолютного благополучия не существует, поскольку суть последнего заключена в
явном преобладании благоприятных факторов над остальными.

Тот, кто умеет умно выжидать, чаще всех остальных получает желаемое. Главное в
деле выжидания — это терпение и наличие рационального зерна.

Тот, кто знает, что ищет, находит гораздо быстрей.

Самый разумный способ избавления от плохой традиции, — это искусно заменить ее
хорошей.

Ложное понимание вещей лишает смысла все здоровые стремления.

Раньше увидишь, нежели поймешь.

Лучший покой — это размеренность движения.

Чтобы считать себя соратниками и единомышленниками вовсе не нужно становиться
собутыльниками.

Думаю, правильность ответа на вопрос: «Живой пес лучше мертвого льва?», зависит от
натуры вопрошающего.

Женщины оголяют свои ноги только для того, чтобы представить их на обозрение
окружающих мужчин, что бы иное они там ни утверждали.

Судящий от себя, в принципе, судит по себе.

Человек слышит в голосе совести то, с чем согласен. Всего остального не слышит.

Конец всегда имеет шансы наступить посередине или даже раньше.

Не может быть? Все может быть! Просто мы с вами можем быть не в курсе.

Доброжелательная, вдумчивая критика — это полезнейшая разновидность похвалы.

«Москва слезам не верит», говорите? Лучше бы верила! Может, тогда бы и другие
больше верили ее слезам.

Прежде чем «исполнять свой долг», нужно спросить себя, в том ли он заключается.

В любом злорадном торжестве слышится эхо будущих уныний.

Путь в никуда, — это вообще не путь. Это только падение в пропасть.

Чем более упорным будет чье-либо сопротивление действительности, тем больший
вред ему и остальным оно приносит.



О свойствах

Всяко в свой срок приносит то, чем плодоносно.

По-настоящему надежно только то, чем можно пользоваться постоянно.

Ничто гнилое прочным не бывает.

Все неестественное противоестественно и трудновосполнимо.

Бороться с неизбежным можно только с помощью неведомого.

Чем чего больше, тем оно, обычно, меньше ценится.

Внутренней пустоте потребен внешний шум, внутренне полное предпочитает тишину.

Всякий приводит в движение собственную тень.

Возобновляемость — ценнейшее из качеств всякого ресурса.

Чаще всего, блестящее снаружи, ржаво изнутри.




Информация

То, что считается людьми общеизвестным, часто заслуживает самой тщательной
проверки.

Так называемых «порогов информации» не существует. Есть лишь глупцы, считающие,
что они хитрее остальных, и простаки, считающие их умнее себя.

Глупо считать, что сможешь утаить, то, что заведомо известно остальным. Еще глупей
считать, что сможешь утаить от остальных людей что-либо вообще.

Человек упускает огромное множество важных вещей, просто не придавая им
серьезного значения.

Переизбыток всякой информации ясно свидетельствует о необходимости ее
структуризации и осмысления на новом уровне.

При накоплении определенного количества достоверной информации по всякому
вопросу, ответ на него оказывается лежащим на поверхности.

Многие люди перестанут покупать газеты, если узнают, как в них отбирают новости.

Чтобы детально знать, что происходит в собственной стране, необходимо находиться в
курсе мировых событий.

Всякий с чем-либо несогласный человек, — это, как минимум, альтернативный источник
информации.

Когда я слышу словосочетания, вроде: "Международный рынок информации", мне
становится стыдно перед будущими поколениями.

Многое в наших сказках трудно отнести к области сказочного вымысла.






Одежда

Небрежность в одежде — отражение беспорядка в душе.

Забавны люди, щеголяющие в дорогих лохмотьях, явно не понимающие, для чего
нужна одежда.



Страх и бесстрашие

Самая предпочтительная форма героизма — это умение спасать чужие жизни, не теряя
собственной.

Люди способны быть счасливыми только тогда, когда они живут надеждой, а не
страхом.

Люди часто используют страхи других в своих собственных целях.

Даже дрожа от страха, я насильно заставлял себя идти ему навстречу и в итоге всегда
убеждался, что то, что пугало — гораздо слабее меня.

Тот, кто отважился на неимоверное, часто впоследствии не может противостоять
банальному.

Я не согласен с Расселом насчет того, что всякий страх является злом. Скажем, страх
человека высунуться из окопа под свинцовый ветер я считал добром, а вот бесстрашие
некоторых командиров, без крайней надобности поднимающих своих солдат под пули
— несомненным злом.

Храбрость под чужую ответственность, — это замаскированная трусость.




Немного о себе

Я пишу эту книгу, пытаясь помочь людям жить. Это моя единственная цель, ибо мне
ничего ни от кого не нужно.

Нет ничего, что в большей мере привлекало бы меня всю мою жизнь, нежели чтение
хороших, добрых книг, содержащих глубокие и интересные мысли. Их общество
полезней и приятней многих из людей.

Нет во мне никакого притворства, и не пытаюсь я изображать перед людьми того, чего
нет в моем сердце, ибо считаю это ниже своего достоинства.

Я не святой, не праведник, а лишь обычный человек, с его грехами, недостатками и
прочим. Словом, я — лишь один из вас, посему мне не чуждо ничто человеческое, за
исключением того, что люди сами приписали человеку.

Я не властолюбивый человек. Меня интересуют не вершины власти, а горизонты
знаний и просторы мысли.

Правда меня никогда не обидит, даже если она и горька. Я умею выслушивать горькие
истины, не обижаясь на тех, кто их мне говорит. Задевает меня лишь обидная
несправедливость и явная ложь.

Главным моим желанием является увидеть человечество преображенным к лучшему,
отринувшим неравенство и угнетение, одолевшим враждебность, невежество и
суеверия, а также осознавшим подлинную ценность знаний и сокровищ человеческого
духа.

Я равнодушен к пышным титулам любого рода, поскольку все они гораздо ниже звания
мыслящего человека.

Я не желаю быть судьей другим, и не знаю другого судьи для себя, кроме Бога.

Я не хочу казаться лучше или хуже, чем я есть, ибо в обоих случаях предстану перед
вами не таким, каков на самом деле.

Я не эксперт-экономист, не политолог и не социолог. Может, поэтому и признаю
единственным критерием оценки компетентности властей то, как живет простой народ
того или иного государства.

Число людей, которых ты забыл спросить, что тебе нужно говорить и делать, а чего не
нужно, всегда растет вместе с твоей известностью.

Я видел в жизни много зла, но и оно не изменило моего отношения к добру.

Самым невинным наслаждением я полагаю удовольствие, рождаемое добрым смехом.

Не доверяю людям, признающим истиной лишь только собственные убеждения и ни на
грош не уважающим чужих.

Я не воспринимаю тех людей, которые заботятся только лишь о самих себе.

Мне не важно, сохранится ли мое имя в веках. Важно лишь, чтобы все, что понято и
выстрадано мной дошло до тех людей, для которых оно оказалось полезным.

Я не приемлю непонятной и доходной мудрости.

Больно видеть на свете так много хороших людей, утопающих в черном болоте беды.

Я отвергаю социальный дарвинизм, а также все, что ему прямо или косвенно
способствует.

Я не приемлю деспотизм, а также все, что служит возвышению владык посредством
унижения подданных.

Я считаю разумным иметь столько денег, сколько потребно для приобретения всего
необходимого для жизни.

В жизни меня, как правило, недооценивали, и это часто помогало побеждать.

Тот, кто хитрит со мной, искушает своей самонадеянностью, тот же, кто искреннен,
этим обязывает к встречной откровенности.

Я уважаю мнение других, но обладаю собственным по всякому вопросу.

Если для обретения популярности в какой-то части света необходимо говорить и
делать то, что я считаю неприемлемым, пусть лучше я останусь неизвестным в тех
краях, но душа моя будет спокойна.

Меня воротит от напыщенных банкетов с их глупым регламентом, где все расписано до
самых мелочей: кому и с кем назначено сидеть, сообразно весу и влиянию каждой из
персон, грудой особых ложек, вилок и ножей, коими нужно кушать только то и это, но
никак иное, от бесконечных и неискренних речей, наспех натянутых личин и всего
прочего застольного кривляния, по недоразумению именуемого этикетом. Это же
просто издевательство над человеческим здоровьем и едой! Как приятно спокойно
отведать любимые блюда без всех этих глупостей, просто в свое удовольствие, и в
окружении близких людей!

Для меня неприемлемо быть ни в числе угнетателей, ни угнетаемых, ибо считаю это
равно недостойным, а потому мне одинаково противны как рабовладельцы, так и их
покорные рабы.

Хороший человек плохого обо мне не скажет, мнение же плохих людей мне просто
безразлично.

Мои высказывания отражают только мою собственную точку зрения и не имеют целью
поучения других.

В жизни мне очень помогло умение заставить себя делать то, что остальные не могли
или же просто не желали делать.

Я стал спокойней относиться к зависти и клевете, помня о том, как обошлись с людьми,
которые достойнее меня.

Кого я только не перевидал на этом свете! На прием приходили, писали, звонили и
даже являлись домой сотни две самозваных «святых» и «спасителей», восемь «богов»,
из которых один был особо навязчив, уже не помню точно сколько «ангелов» и аж две
«богоматери», ясное дело, — беременных. В основном, им хотелось, чтобы я
«возвестил» человечеству новость об их появлении. Я разбирался с ними сам, без
комплиментов, но ни в полицию, ни в сумасшедший дом ни разу никого не отправлял.

Я не приемлю ни бездушной силы, ни прекраснодушного бессилия.

Я не привык давать смиренные ответы на высокомерные вопросы, но терпеливо
отвечаю на вопросы, вызванные неглубоким пониманием.

Хуже всего я чувствую себя в обществе аморальных моралистов, лучше всего — в
обществе искренних и добросердечных тружеников.

От всей души благословляю все, что в состоянии облегчить печали и страдания
человеческого рода.

Я существую, потому что мыслю. (По канве изречения Декарта: "Я мыслю, следовательно, я
существую”.)

У меня нет врагов, ибо сегодня я уже не враг даже своим врагам, но если все-таки
найдутся те, кто им меня считает, то я в ответ желаю им благоразумия. В противном
случае, жизнь обойдется с ними круче, чем я мог бы сам, если хотел бы причинить
кому-то зло. В целом, врагов полно даже у самых безобидных из людей, ибо подобного
«добра» всегда у всякого хватает.

Когда я был моложе и самонадеянней, то совершил немало глупостей, которых мог бы
очень просто избежать во всеоружии сегодняшнего опыта. Чаще всего я совершал
ошибки, когда шел на поводу у собственных эмоций и под воздействием черт
характера, которые, порой, так трудно распознать в самом себе, и теперь, по
прошествии множества лет, ради правды, обязан признать, что мой путь мало чем
отличался от прочих путей. Очевидно, таков человеческий путь вообще. Самым
большим врагом и самым верным другом для себя являемся мы сами. Придя к такому
пониманию сквозь годы поисков и заблуждений, я, тем не менее, не променял бы свой
удел на более счастливый, потому что всю жизнь поступал, как хотел, и никто не решал
за меня, кем мне следует быть, с кем дружить, с кем бороться, никто не указывал мне,
во что верить и что отрицать. Все это, право, стоит тех страданий, которыми
приходится платить за право быть самим собой.


 
Форум » Энергия » Жизнь за гранью » КНИГА РАЗМЫШЛЕНИЙ. Али Апшерони. (Мудрецы измеряют свое бытие по событиям внутренней жизни.)
Страница 2 из 2«12
Поиск: